Вот такие пироги. Часть третья. Две наяды

Вот такие пироги. Часть третья. Две наяды

- Ты взгляни на нее, какая девчонка, - продолжала Ольга, теребя меня за руку и дергая Светку за край ночнушки, – она такая прекрасная и умная. А теплая какая, да ведь? Какой у нее бюст лицезрел?

С этими словами она вскочила и потянула Светку со стула. Та слабо сопротивлялась, и Ольга просто развязала тесемки ночнушки и спустила ткань. Светка даже не подняла рук, чтоб прикрыться. Грудь с отвердевшими сосками заблестела в свете пламени свечки, и здесь я сообразил, что мне придется еще длительно посиживать, пока Федор не успокоится.

- Как, прекрасно? – Ольгу пошатнуло. Скрестив руки на бедрах, она скомкала ткань и сняла рубаху через голову. - И я тоже хороша. Да?

Смотря на стоящую нагую Ольгу с рубахой в руке, и сидящую полуобнаженную Светку я медлительно сглотнул и отвел глаза. Обе были не то чтоб неплохи, они были великолепны. Я старался не глядеть на манящие фигуры, потому что страшился, что они усвоют мои мысли, которые так и рвались у меня в голове. В моем мозгу неоткуда вдруг появились сцены, где мы все втроем увлечены любовью, и при всем этом Федор встал в такую позу, что я уже не мог и посиживать, положа ногу на ногу. Я развернулся лицом к ним и расставил под столом ноги.

- Светка, видишь, молчит? Хочешь, а? Светку? Ты, Светка, думаешь, он тебя не желает? – Ольга хихикнула, - желает. Видишь, как оборотился? Его Федор не дает ему уже посиживать.

- Федор? - опешила почему-либо севшим голосом Светка. – Это кто?

- Кто, кто, – передразнила ее сестра, - жеребец в пальто. Член данного мужчины находится в эрегированном состоянии, и он готов вступить с тобой в половой контакт.

С этими наукообразными словами она вынула ошалевшую Светку в центр кухни. Развязанная ночнушка тихо соскользнула с нее на пол и среди кухни встали две нагие кросотки. Ольга, с широкими бедрами, с белоснежными полосами, кружочками и треугольничками от купальника, и знакомым телом, и Светлана, ростом с сестру, такая же бедрастая, но вся белокожая. И еще у их были однообразные плоские аппетитные животы и аппетитные постриженные лобки. Только у моей был выстрижен мною же треугольничком, а у Светки просто кратко пострижен. Под «ноль» как новобранец. Здесь мне пришло в голову, что они очень похожи на свою мама. Такие же ноги, осторожный тонкий животик, притягивающий лобок. Даже у обоих грудь с правильными кружочками и сосками с крупную горошину была такая же – томная и сочная. Разбирая как-то пакет со старенькыми фото, которые притащила Ольга из дома, я натолкнулся на несколько фото с нагими дамами и мужиками. На одной несколько нагих дам и парней посиживали на берегу речки и о кое-чем смеялись. На другой нагая дама стояла среди комнаты в столбе света, обширно расставив ноги и руки, от чего ее кожа казалось, сверкала как хрустальная. На третьей она же, но уже беременная, посиживала на стуле, обширно расставив ноги, и поддерживала руками животик. Как позже произнесла Ольга, посмотрев эти фото, эта была мама, а фото делал ее 1-ый супруг. Так я вызнал, что сестры имели различных отцов.

И сейчас они, так же как и на древнем снимке, стояли среди кухни, красивые в пламени свеч и такие вожделенные.

- Короче, Андрей, я желаю, чтоб ты лишил мою сестру невинности, – вдруг безаппиляционо заявила Ольга и, повернувшись к сестре, чмокнула ее в щеку. – Смотри мне, не вздумай брыкаться, сама отдаю для тебя мужчины на время.

Светка даже не сделала возражение, улыбнулась, и пошеркала правое бедро со следами спинки стула. Отсидела.

- А если я не желаю? - сделал возражение я.

- Ты? – Ольга поглядела на меня и подошла близко ко мне. Заглянула в глаза. – Хочешь и еще как хочешь. Только боишься.

С этими словами она запустила руку под стол и нащупала Федора.

- А вот и подтверждения тому, - звучно произнесла она и потянула меня за него из-за стола.

Я же не особо и не сопротивлялся. Мне больше нравилась глядеть на их и нравилась эта настойчивость Ольги, и не сопротивление со стороны Светки, и мой Федор, стоявший как на параде и толкающий меня вперед, и эта прохладная тяжесть понизу животика – предвестник знакомства с новейшей дамой и пламя свеч. Короче, все что происходило и произойдет. А что произойдет, я уже отлично осознавал. Вытащив меня из-за стола, Ольга стянула с меня шорты и погладила по Федору. Член просто растянулся в струну, отвечая ее ласкам. Став на колени, она стала его нацыловывать и полизывать. Светка стояла, глубоко дышала и не сводила глаз с нас. Видно было, что ей это нравиться, и она заводится от нас. Ольга, тем временем, стала закатывать кожицу и высвободила головку. Блеснув в пламени свеч, он зачаровал взор Светки, которая уже нередко дышала и грудь ее ритмично подымалась и опускалась. Казалось, что грудь не только лишь напряглась, да и встала торчком, направив соски в различные стороны.

Покачав мой член из стороны в сторону, Ольга лизнула и поглядела на Светку. Та, не отрываясь, смотрела на нас, и рука ее легла на животик, поближе к лобку. Видно было, что желание обуяло ею. Прижавшись ко мне и взяв головку в рот, Ольга замычала и причмокнула. От этого звука мы со Светкой невольно улыбнулись и та напряженность, которая стояла на кухне, сходу спала. Я протянул руку Светке, и она взяла ее. Проделав шажок на встречу, она, вроде бы, в нерешительности тормознула, но Ольга, заведя руку вспять, обняла ее за ноги и подтащила прямо к нам. С бьющимся сердечком я приблизил лицо Светланы ко мне, и меня вновь обдало этим запахом, от которого голова шла кругом.

Светка лобзалась не очень искусно, но страдательно и с удовольствием. Ольга, оставив нас лобзаться, куда-то ушла. Мы же сплелись в тесноватом объятии. Каждый бугорок ее и моего тела соприкасались вместе, и мы ощущали, как бьется сердечко другого. Федор сходу уперся ей в животик, и поначалу ужаснувшись, она ухватилась за него. Позже, осознав, что он настроен умиротворенно, она гладила его, теребила, щекотала, проводя своими ногтями повдоль по нему. Мои руки касались бедер прохладных и горячих сразу, сосков, которые были как маслины, твердые и сочные, ерошили короткостриженный лобок и гладили гибкий тонкий животик.

Мы лобзались как безумные. Ольга не очень обожала лобзаться, точнее сказать, лобзалась, но так длительно и затягивающе – нет. Запах волнующегося тела женщины, застенчивость в прикосновении, соски, упирающиеся в мою грудь, невольный стон, когда я прикасался лобка либо соска, затуманенный взор, полный безумства, все это вводило меня в такое состояние оторванности от обстановки вокруг, что если б на данный момент молния стукнула бы в нас, я бы не направил на это внимание. Через некое время, оторвавшись от поцелуя, Светка повернула голову, чтоб поглядеть, где Ольга и это движение, точнее сказать, движение ее тела, грудей по моей коже вызвали волну снизу животика.

«Так я и кончу!» - ухнул я про себя и, глубоко вздохнув, опустил эту волну.

В этот момент вошла Ольга. Лицезрев, как мы стоим, она мило улыбнулась и тихо произнесла:

- Чего вы здесь стоите – идете в спальню. Не на кухне же это делать.

И повернувшись, пошла сама в спальню. Спальней мы называли отгороженный прозрачной шторой угол квартиры, где стояла широкая кровать. «Траходром первой категории» звала ее Ольга за широту и необхватность. Там же, фактически у изголовья она примостила зеркало и нередко во время наших занятий любовью она смотрела на себя и меня в зеркало, либо просто подводила меня к нему и отдавалась рядом с ...ним.

Отцепившись друг от друга, мы со Светкой прошли в комнату. Светка впереди, Федор за ней и я сзади. Войдя, мы узрели, что Ольга уже все приготовила. Кровать была расстелена, свечки зажжены. Ольга нырнула на кровать и хлопнула по матрасу:

- Сюда.

Светлана как-то замешкалась, но прикосновение Федора к бедру, видно лишили ее колебаний, и она легла рядом с сестрой. Вид лежащих нагих сестер совершенно меня доконали. Снутри меня стали очень биться самые противоречивые чувства. С одной стороны, я вожделел их обеих. Мою Ольгу, которую я знал до последней складочки, и Светку, которая приманивала меня собственной новизной и нераскрытостью. С другой стороны, супруга лежала рядом с дамой, с которой я был должен заняться сексом на ее очах. Не посчитает ли она позже это изменой и не обидеться ли? С третьей стороны в постели две сестры и один мужик. Как-то стремно, наверное.

Но желание было так очень, что меня просто швырнуло на кровать. Обняв Ольгу, я стал целовать ее груди и смаковать соски, позже перебежал на животик и ноги. Лежавшая рядом Светлана скупо смотрела на это и скоро рука ее задела меня. Переключившись на Светлану, я потянулся к ней, и мой Федор уперся Ольге в животик. Она стремительно перевернулась и схватила его ртом. Помяв его малость губками, она отпустила меня и встала с кровати. Отпущенный ею я улегся рядом со Светой и стал целовать ее грудь, соски, тонкий животик, разглаживать лобок и ноги, наговаривать всякий абсурд, который только приходил в голову. Она же напряженная, держала меня в руках и невольно отодвигалась от меня, но позже вновь льнула ко мне вызывая у меня дикое желание здесь же взять ее. Подойдя с другой стороны, на кровать легла Ольга, отрезав Свете пути к отступлению. Обхватив ее за плечи, она стала нашептывать ей то-то нежное и нежное. Светлана поглядела бешеным от желания очами и осипло спросила:

- Это будет больно?

- Нет, не больно, ведь я рядом, - заверила Ольга и положила руку мне на плечо.

Я сообразил, что Ольга дает мне символ делать это. Продолжая целовать грудь и шейку, я аккуратненько лег меж ногами Светланы, которые раздвинула Ольга, и лаского погладил головкой Федора по увлажненной киске.

- Ну, пожалуйста, пожалуйста, - вдруг простонала Светлана и, обхватив Федора, сама направила его в пещерку.

Вход был узеньким, уже чем у Ольги, и Федор даже натужился до того как головка вошла вовнутрь. Светка напряглась, выгнулась телом, но не сделала попыток вылезти из-под меня либо оттолкнуть. Напротив, она тихо зашептала что-то вроде заклинания, и сама стала двигаться навстречу мне. Стараясь не сделать ей больно, я стал потихоньку заходить вовнутрь, повторяя по 5 – 6 раз один и тот же шаг. После того как она расслабляла пещерку, я шел далее. Федор трудился изо всех сил и когда он натолкнулся на препятствие, то он чуток согнулся, но преодолел его. Светлана ерзала и пыхтела, пристанывала и крутила головой. Ольга нашептывала ей что-то на ухо и целовала ее щеки. И когда я дошел до конца, Светлана не увидела этого, и я пошел далее. Я стал двигаться, поначалу осторожно, а позже все сильней и сильней, увеличивая амплитуду. Внезапно Светлана выгнулась, застонала и оттолкнула меня. Я поднялся на коленях и поглядел на нее. Она же скрутилась в клубочек, и что-то шепча Ольге, смотрела виновно на меня. Ольга улыбнулась, погладила ее по голове и произнесла мне:

- Она кончила, но опасается когда Это случиться.

- Так Это уже бывало, - произнес я ей, - и кончила она как раз по тому, что Это изготовлено.

- Да, - опешила Светлана и приподнялась на локте.

Лицезрев моего Федора малость испачканного в крови, она смутилась и выскочила в коридор. Хлопнула дверь в ванной.

- Какая она, а? – спросила Ольга и, потянув меня, увлекла в кровать.