День совращеннолетия

День совращеннолетия

Намедни собственного 14-летия Женька твердо решил расстататься с девственностью и стать всеполноценным мужиком. Соврав родителям, что дома будет море друзей, он попросил их выехать на выходные на дачу. Сам же пригласил на вечер только одноклассницу Машу, дружба с которой уже издавна тяготила обоих, и дело шло к логическому концу.

В назначенный вечер Женька убрался в квартире, прекрасно сервировал стол, поставил вино и свечки. Как учат дешевенькие книги "про это", принял душ и сменил белье. Пулеметная очередь презервативов уже издавна ожидала собственного часа. За 15 минут до встречи женькино волнение переросло в истерику. Ни телек, ни книги не могли посодействовать расслабиться. Казалось, время тянется в тыщи раз медлительнее, чем всегда.

Маша опаздывала. На 5 минут, на 10, на 15... В женькиной голове разбушевался ураган ужасных мыслей. И, хотя подружка жила через 2 дома, Женька нафантазировал таких стршных историй, что сам не находил для себя места. Вдруг в дверь позвонили. Окрыленный, Женька понесся открывать, но здесь же разочарованно сник, лицезрев на пороге заместо Маши дядю Сережу из Ханты-Мансийска. Дядя был старше Женьки всего лет на 5. И, хотя Женька очень издавна не лицезрел родственника, на данный момент его визит был не самым веселым событием в жизни.

- Привет! - отрадно улыбался дядя Сережа, внося в дом чемоданы. Он был фаворитом по легкой атлетике и, в свои 20 лет, мог переносить не такие тяжести. Высочайший, прекрасный, он больше напоминал актера с постера, чем реального родственника.

- Привет... - растерянно пробормотал Женька. Когда они виделись в последний раз, дядька казался взрослым и труднодоступным. На данный момент же его юное лицо сияло таким задором и весельем, как будто меж ними совсем не было различия в возрасте.

- Где все? Я завтра улетаю в Германию,желал у вас до утра перекантоваться... Ожидаешь кого-либо? - понимающе кивнул юный дядька на торжественный стол. - Я могу на вокзале отсидеться.

- Да нет, что вы... - кисло промямлил Женька, понимая, что предки дадут взбучку, если он не воспримет родственника как следует.

- Давай на ты, - дядя Сережа протянул Женьке руку. - Ну, что здесь у тебя есть поесть...

- У меня сейчас денек рождения... - вздохнул Женька, косясь на часы.

- Понимаю. А она не пришла. Ну, юноша, и такое бывает. Не бери в голову. Денек рождения нужно отмечать!

Дядя Сережа полез в чемодан, и уже через минутку на столе стояло столько всяких вкусностей, сколько Женька в собственной жизни не лицезрел. Взяв на себя роль тамады, дядя Сережа с шуточками и прибаутками разлил по бокалам вино. На душе у Женьки повеселело, в голове после первых же глотков зазвенели торжественные бубенчики. Казалось, что этот юноша всю жизнь был его самым близким другом. Женьке вдруг захотелось сделать для него чего-нибудть не плохое, как-то отблагодарить за потрясающий вечер.

- Вы... Ты... Единственный, кто поздравил меня сейчас. Все козлы... - сбивчиво начал Женька. - Здорово, что ты приехал...

- Оторвемся по-взрослому? - внезапно предложил дядя Сережа. Поймав непонимающий женькин взор, он серьезно продолжил. - Видишь ли... Я целый год провел на Севере без внимания и ласки... Ты уже большой и понимаешь, как тяжело мужчине без секса... А на данный момент - очень подходящий момент, когда это необходимо нам обоим...

Женька все сообразил.

- Что необходимо делать? - спросил он, облизнув сухие губки. Дядя Сережа расстегнул штаны и, смотря Женьке прямо в глаза, достал собственный розовый член.

- Не боишься? Тогда возьми его в рот.

Женька встал на колени около дивана и прикоснулся губками к малиновой головке. Дядин член дернулся и начал подниматься. Мальчишка обхватил головку губками и вопросительно поднял глаза на взрослого наставника. Дядя Сережа откинулся на спинку дивана, расслабился и тихо произнес:

- Двигай губками вверх-вниз и старайся взять как можно поглубже... Да... Вот так... Молодец... А сейчас за щеку... И языком... Да! Вот так... Вот так... Делай, будто бы ты дрочишь сам себя... - дядя Сережа сопел и извивался, как будто вправду не получал наслаждение целый год. - Замкни губки крепче,будто бы ты его целуешь... Вот так... О! Резвее! Сейчас резвее! И языком... Молодец!

Резвее... - дядя Сережа не выдержал, схватил голову Женьки в свои широкие ладошки и начал действовать сам, лаская женькины волосы. Мальчишка задыхался. Возбуждение дяди Сережи соединилось с его своим. Ему уже казалось, что это во рту его свой член. Вдруг в гортань стукнула жгучая струя. Позже снова и еще. Женька конвульсивно сглотнул, и от этого дядя Сережа выгнулся еще посильнее, застонав от накатившего счастья. Дядина сперма была солоноватой и скользкой, как устрица. Мальчишка радиво проглотил ее всю, слизнув остатки с подрагивающей головки.

- Давай еще! - улыбнулся он, подняв на дядю Сережу возбужденные глаза.

- Больше не могу! - счастливо засмеялся тот. - А ты гений... Давай сейчас займемся тобой.

Он привлек мальчугана к для себя и, целуя, стал расстегивать на Женьке рубаху. Его пальцы скользили по хрупкой женькиной спине, а губки спускались все ниже: с шейки на грудь, позже на животик... Женька никогда не испытывал таких эмоций. Он не знал, как реагировать на это необычное наслаждение, дрожа всем телом. Дядя Сережа расстегнул ремень его брюк и стянул их с него совместно с плавками. Потом стремительно разделся сам, юркнул в чемодан, достал упаковку презервативов.

- Не страшись. Это особые. Для такового варианта. С особенной смазкой. Давай, я для тебя надену...

Дядя Сережа порвал пакетик зубами и достал голубой кружочек, ловко раскатав его по женькиному члену. Мальчишка не без гордости отметил, что его мужское достоинство ничем не уступает дядиному.

- Попробуем вот так... - дядя лег на спину, забавно растопырив ноги и раздвинув ягодицы. - Заходи медлительно и осторожно, а когда почувствуешь, что на месте, вводи член резко. - Женька послушливо выполнил указание, и со 2-ой пробы его голубой член опустился в дядю. - О-па... А сейчас двигайся и получай наслаждение. Только не затрахай меня до погибели...

Женька стал медлительно водить бедрами вперед-назад и скоро вычислил метод: самые крутые чувства появлялись, когда член был глубоко либо напротив практически выскальзывал наружу. Дядя Сережа скупо облапал его, прижав к для себя, стал ублажать спину и попу, потом начал разглаживать его ногой. Женька растерял чувство действительности. Он сопел и двигался, стараясь получить от жизни все. Магическая смазка презерватива замедляла эякуляцию. Теряя контроль от возбуждения, Женька долбил дядю Сережу со все увеличивающейся яростью. Он целовал дядину грудь, царапал руки, вдыхал его потный запах. Получая больше кайфа, Женька ускорялся, не обращая внимания на мир вокруг нас. И вдруг стрела оргазма пронзила мозг. Женька заорал от боли и наслаждения. Такое он испытывал в первый раз в жизни.

- О, мамочка... - выдохнул он, когда способность гласить возвратилась, - Что это, дядя Сережа?

Дядя рассмеялся. Они лежали на диванчике обнявшись, два сильных прекрасных парня, малость похожие, как бывают похожи родственники.

- Это жизнь, Женька! - провел рукою юноша по груди племянника. - И я желаю тебя опять. Только агрессивно. Выдержишь?

Женька пожал плечами. Он не достаточно ...для себя представлял, о чем речь идет. Дядя развернул его спиной к для себя, подогнул колени к животику.

- Будет больно. Но ты вытерпи. Отлично? Раздвинь жопу обширнее. Вот... А сейчас закуси губу и не ори, - в последующее мгновение дядин член уперся в дырочку женькиной задницы. Заместо смазки дядя использовал свою слюну. Гладкий ствол медлительно, но решительно раздвигал стены мальчишеского ануса. Несколькими толчками дядя Сережа продвинулся вовнутрь практически до половины. Женька терпеливо молчал. - Ну, как, орел, чувства?

- Нормально... Жить буду...

- А куда ты, на фиг, денешься... - дядя Сережа последним скачком вошел в него до самого основания. - Вот так, крошка... Расслабься и получай наслаждение... - его пятая точка входила ходуном. Женька ощущал, как дядина мошонка ударяется сзади о его свою. Задний проход горел огнем, как будто его чистили ершиком для бутылок. Да! Да! Да! - повторял дядя Сережа как заведенный, - Кайф! Ты кайф, племянник... О, да! - он растягивал член до самой головки, а потом вдавливал его назад, больно ударяясь о мальчишескую спину своим животиком. Навалившись на Женьку всем телом, он горячо дышал мальчугану в ухо. - Ты самое наилучшее, что было в моей жизни. Мне ни с кем никогда не было так отлично... О... Да! Так!.. Мальчугану показалось, что дядин член снутри него натужился и стал еще более. В ту же секунду юноша резко выдернул его из женькиной попы и, как из пожарного брандсбойта, забрызгал мальчишескую спину жаркой спермой.

- Прости, племянник... - только и сумел вымолвить он, - не сдержался.

Они оба, обессиленные, свалились на диванчик и, обнявшись, принялись страстно лобзаться "по-взрослому". На уровне мыслей Женька молился, чтоб эта ночь никогда не кончалась...

***

Но днем дядя Сережа улетел в Германию. И больше они уже никогда не встречались. С женщиной Машей Женька дружить тоже закончил. В его жизни были другие горячие ночи. Но ни с кем ему никогда не было больше так отлично, как впервой с дядей в денек совершеннолетия...

Г. Подтер.

С нетерпением буду ожидать отзывов по адресу: [email protected]