Вот такие пироги. Часть четвертая. Ольга и ее желания

Вот такие пироги. Часть четвертая. Ольга и ее желания

Войдя в нее, я стал двигаться, меняя направления и частоту, что приводило ее просто в экстаз, и она просила сильней и еще сильней обожать ее. Но позже, она вскочила с кровати и, не давая мне опамятоваться, подставила стул к зеркалу.

- Иди сюда, - горячо зашептала она – иди. Хочешь меня сзади? Потому что ты всегда хочешь, а я не даю? А? Хочешь ведь?

Вопрос заднепроходного секса в нашей семье был острым. Мои пробы сделать это с попой супруги встречали отказ и уверения в том, что только педики трахаются в анал. Ольга удивлялась, как это можно желать кончать в попу. Рассматривая журнальчики либо глядя порнуху, она всегда забавно комментировала картину, выставляя это в радостном свете. Потому ее предложение поставило меня в тупик.

- Ну, хочешь? Я ведь вижу, хочешь, давай я дам сейчас такую возможность, - шептала мне супруга, затягивая меня к зеркалу. - Сейчас я дам для тебя то, что ты хочешь. Я сейчас тебе. Светка получила то, что желала. Сейчас ты мой. Только обожай меня, меня, очень обожай.

Встав на колени на стул, она повернула ко мне свою аккуратную попу и хлюпнула что-то из тюбика на попу. Я сообразил – это для Федора, который уже как-то стал уставать и кукситься. Хотя если еще малость с Ольгой мы бы продолжили, то я бы кончил. Обмазав головку я стал пробираться к священному отверстию, но Федор плутал, и Ольга снова пришла мне на помощь. Изогнувшись, она обхватила его рукою и направила в правильном направлении. 1-ый шаг был самый тяжелый. Ольга тихо охнула, втянула воздух и что-то прошипела. Но головка уже вошла, и следом пошел уже весь член. Пройдя через этот тугой проход член подтянулся и с новейшей силой стал тонким. Двинувшись несколько раз вперед-назад и приноровившись, я задвигался так, что стул поехал. Ольга же только стонала и приговаривала, чтоб я не останавливался. В какой то момент она растянулась, поднялась на коленках, заставив меня сесть на стул, и села на меня сверху, спиной ко мне. И сейчас она двигалась как поршень с неистовством и желанием. В зеркале появилась в один момент Светлана и Ольга, вздрогнув от неожиданности, кончила. Я ощутил, как Федора сжимает не только лишь заднепроходная мускула, да и еще что-то осязаемое через стену, во влагалище. Обхватив Светку за руки, Ольга повисла на их. И здесь, зажатый меж грудями 2-ух сестер, от вида 2-ух обнимающихся женщин, от зажатого Федора, от собственной возбужденности я кончил. И кончил так, что казалось, что все вокруг свернулось и перевоплотился в сплошное бело-желтое сияние, в каком стояли только две обнимающиеся девицы. Никогда не задумывался и не знал, что секс может окончиться таким светопреставлением.

Позже, была ванная, в какой мы с Ольгой обымались и лобзались. Были тут и потирание спинок Ольгой, Светкой, которая также залезла в ванную, и горячие объятия под душем. Халатики и прочее белье было отброшено, и мы нагие прогуливались, лежали, занимались всякой фигней, отдыхая и приходя в сознание. Мы еще выпили малость, и все втроем уснули в одной кровати, обнявшись.

Под утро я пробудился и нашел, что рядом дремлет Светлана, а Ольги нет. Тихо выйдя на кухню, я застал ее сидящую на стуле и смотрящую в окно. По ту сторону окна уже тучи ушли, город, вымытый дождиком, серел, и разумеется было, что солнце через полчаса порозовит, а позже зальет улицы светом и жарой.

- Ты чего сидишь? Не спиться? – поинтересовался я.

- Да, не спиться. Уснула, а позже пробудилась. Голова болит. А в квартире тихо так, прохладно. Вы со Светкой спите, ты ее одной рукою держишь, а другой меня прикрываешь. А мы две к для тебя с боков льнем. Прям таки кадр из кинофильма. Вот вышла на кухню, поправиться.

На столе стояла та бутылка коньяка, при распитии которой мы устроили шабаш. Я тоже налил для себя и испил. Тело ощущало себя хорошо, но голова... Нужно лечиться. Выпив еще одну рюмку, я сел рядом с супругой и обнял ее за плечи.

- Чего это было с тобой вечерком? – поинтересовался я. – Ты как сорвалась.

- Неприятно? – она поглядела на меня.

Я смутился. Ответить «Нет» означает соврать, а лгать не хотелось, и ведь она сама лицезрела, что мне было даже очень приятно, если не сказать больше.

- Приятно, конечно, приятно, только в первый раз лицезрел тебя в таком, гм... – я попробовал подыскать слово, - возбужденном состоянии.

- Сама не знаю, чего накатило... - ответила Ольга, откусывая яблоко. – Но вдруг мне стало так свободно, так как-то забавно. Сижу, вижу Светку в моей ночнушке, грудь ее, коленки и так захотелось ее, что не поверишь... Захотелось как мужик даму либо дама мужчину. Даже холодок в ногах появился. Это так у меня с тобой было, когда мы 1-ый раз стали лобзаться. Помнишь? Я тогда готова была уже сходу с тобой лечь. Ты ушел, а я закрылась в ванной и там... довела себя и кончила, так как вытерпеть не могла. Так и здесь. Ну, думаю, совершенно поехала. Лесбиянка вновь обращенная. – Усмехнувшись, она привалилась ко мне и положила руку на мою ногу. – А позже на тебя смотрю, а у тебя в очах желание трахнуть нас обеих. Я же знаю тебя, как облупленного, когда ты хочешь, то у тебя глаза становятся такие честные-честные. Когда мы с тобой 1-ый раз занимались сексом, у тебя были такие же добросовестные глаза, ну и на данный момент всегда так.

- Ну, это я сообразил, - оборвал ее я, - а вот позже?

- Позже ... – она пристроилась удобней и продолжила. - Позже вижу, Светка-то тоже вся пылает. Прямо-таки течет. А вопрос с потерей ею девственности издавна с ней обсуждаем. Не могла она ее утратить сама. Всегда юношей отсылала. А здесь как-то на деньках сели с ней, побеседовали. Здесь она мне и заявила, что утратить невинность дело не хитрое. Но главное с кем. Вот с тобой она могла бы. Я, естественно, на дыбы. А позже, сижу и думаю, а что было у меня неплохого? На квартире у мальчугана, ровесника, совместно обучались в школе. Он насмотрелся всяких там кинофильмов, ну и давай. Мне больно, а он все просит и просит, чтоб я продолжила. Отправила я его, ушла. Недели три смущалась вообщем из квартиры выходить. Позже, мальчик один старше, уже в институте обучался, просветил и объяснил, что и как. С ним было любопытно. Но все равно не так как-то. Когда появился ты, то я сообразила, что желаю тебя, когда поцеловались. Помнишь на встрече в баре? Ты чмокнул меня в щеку? Ну, денек рождение у Мишки справляли?

Я помнил тот денек. Душноватый бар, музыка кричит, дым коромыслом, девки какие-то с Мишкой, и одна девченка, которая не плясала, а посиживала в углу. Знакомясь, я пожал ручку. А, вспомнил, поцелуй был позже, на прощание.

- Так ты была готова сходу со мной? – поинтересовался я, пододвигая бутылку с минералкой.

- Нет, просто возжелала тогда. А позже, когда притащили тебя на прогулку на теплоходике, мы с тобой лобзались. Именно тогда была готова на все 300 процентов. Даже там, на лавке.

- Ну, ты даешь. Вот что узнаешь после 3-х лет совместной жизни, – делано испугался я. – А Светка?

- Что Светка? – не сообразила моего вопроса Ольга и, отстранившись от меня, поглядела в глаза. – Что?

- Как ты отважилась то? – уточнил я.

- А.... Подвести на кровать... - скаламбурила Ольга. – Знаешь, именно тогда и решила. Взяла ее за руку, а она не то что жгучая, а просто уголь. Ну, думаю неудача. И сходу поразмыслила – пусть растеряет с тобой, ты же незапятнанный и ласковый, чем с кем-то и непонятно где. Тем паче посреди ее юношей что-то все такие козлы! – Последнее она выговорила верно и агрессивно.

Видать ...по всему они делились последними новостями очень тщательно. Мы посидели еще какое-то время молчком. Я, обнимая ее за плечи, она, держа руками меня за ногу. От этого сиденья мой Федор пробудился и показал свою прыть. Тепло, согревающее нас, согрело и его. Лицезрев, как Федор набирает силу, Ольга погладила его по головке и, опустившись на колени, стала поцыловывать и пришептывать какие-то глуповатые и нежные слова. Я оборотился к ней, расставил ноги и придавил ее к для себя. Ее волосы щекотали мне низ животика, запах тела, который исходил от нее, просто превосходный запах тела женщины, подпитывал меня с новейшей силой. Доведя Федора до полной готовности, она поднялась с колен и стала пристраиваться спиной ко мне сверху, упираясь руками в подоконник. Я же, придерживая ее за ноги, помогал ей сесть на Федора верно и комфортно. Заходить было тяжело, видно было, что ее киска была в полудреме. Но, сев стопроцентно на него, Ольга тихо задвигала попой вправо-влево, вроде бы раскачиваясь. И уже скоро я ощутил, как нагрелась влагалище, стала теплой и увлажненной. Федор, освоившись, стал добиваться действий, что я и сделал. Придерживая ее за ноги, я стал ее подымать и опускать, выводя и вновь вводя Федора. Ольга засопела и стала еще сильней раскачиваться. Придерживая ее, я стал огромным пальцем массировать ее ложбинку в ее попе. Ольга стремительно завела свою руку, нащупала большой палец и направила его в анус. Почувствовав его там, Ольга тихо засмеялась и, откинув голову, потрясла головой, стараясь, наверное, отбросить волосы вспять. Это очень завело меня, и я свел ее ноги совместно, зажав Федора и палец снутри. Ольга охнула и, как-то ослабев, чуть ли не свалилась, но я успел схватить ее, подставив поначалу одну, а позже и другую руку под грудь. Ольга прикрыла мои руки своими руками и задвигала ими, массируя свою грудь. Шевеля пальцами, я ухитрился изловить соски меж пальцами и временами сдавливал их, извлекая из Ольги тихие постанывания и охи.

Позже Ольга перевернулась ко мне лицом и возжелала сесть сверху, но передумала, встала и подставила мне животик. Улыбаясь, она смотрела мне в глаза, ждя, что я буду делать. Я же не длительно думая, отведя ее ногу в сторону, нырнул под нее и вцепился губками в нежную мякоть киски. Нога Ольги обхватила меня за шейку и придавила к для себя, и всякий раз, когда мой язык, продвигаясь в тепло-соленных складках пещерки сокровищ, касался священного бугорка, очень придавливала мою голову к киске. В один момент я ощутил, что кто-то еще коснулся моей спины. Ноги Светланы прижались ко мне и сверху раздались еще больше сильные охи. Одна из рук Светы (либо Ольги?) опустилась на мое плечо, и стала поглаживать его, сжимая при наплыве эмоций. Я усилил темп, Ольга тихо вскрикнув, осела. Оперевшись на мои плечи и, поддерживаемая Светкой, опустилась на стул. Я встал, и мой Федор поплыл мимо лица Светки, склонившейся над Ольгой.

- Я пробудилась, а вас нет. Позже я услышала вас и пришла, - просто произнесла Света, и погладила привалившуюся к ней Ольгу, - вы просто волшебно смотритесь.

- Хочешь? – Ольга поглядела на Светку. – Хочешь, бери.

- Другими словами? – выпучил я глаза, – как это? Я что вещь?

- А ты хочешь? – глядя в упор на меня, спросила Светка и пододвинулась ко мне. – Меня хочешь?

Я молчком потянул ее к для себя и стал целовать. Ольга, сидя на стуле, гладила и меня и Светку по бедрам, целовала меня в спину, сжимала ягодицы у Светки и у меня. Не выдержав, я развернул Светку, нагнул и сходу попал куда нужно. Она охнула, подалась вперед, но я уже заходил вовнутрь, раздвигая узости. Я помогал для себя, насаживая ее, сжимая ее ноги. Удивленная таким напором Светка, желала двинуться вперед, но Ольга, задерживая, схватила ее, и я вошел стопроцентно. Не давая ей опамятоваться, я задвигался, разогревая ее пещерку до самого высочайшего градуса. Очень скоро Светка стала сама двигаться на встречу моим движениям и крутить попой. Ольга поднялась со стула и, встав перед лицом Светки, протянула мне руки. Не отпуская Светкиных бедер, я протянул одну из собственных рук и, сцепив руки, мы потянули друг дружку. Почувствовав такое давление сзади, и уткнувшись плечом в животик Ольги, Светка обхватила руками ноги Ольги и прижалась щекой к лобку. Здесь я, освободив вторую руку, придавил к одной из двигающихся в такт нашим движениям Светкиным грудям и придавил сосок. Светка взвизгнула и, зашептав что-то нечленораздельное, стала целовать лобок у Ольги. Видя, как Ольга придавливает лицо Светки к лобку, как Светка целует лобок, я кончил, и двигался до того времени, пока весь не вылился в Светку. Светка, почувствовав в себе что-то теплое, приподнялась, обернулась ко мне что-то спросить, и, от конфигурации позы, кончила. Ухватившись за плечи Ольги, Светка что-то шептала на ухо Ольги, а та, улыбаясь, гладила ее по спине, плечам, волосам. Обессилев, я сел на стул, а Светка упала рядом. Ольга же поставила чайник, пошла в комнату, игриво хлопнув, походя, меня по щеке.

- За что? – опешил я. - Ты чего?

- За измену, - ответила, смеясь Ольга, и добавила, – за прекрасную и, главное, приятную измену.

Светка хмыкнула и, потянувшись, побрела в ванную. Я посиживал и соображал, что имела ввиду Ольга. Ведь это случилось с согласия ее. Совершенно очумела. Либо я очумел, если пошел на такое.