Унижение

Унижение

Эта история, базирована на реальных событиях, и написана для парней, с целью показать вероятные последствия необычных отношений. То к чему может привести пассивность в сексе, онанизм и неудовлетворенность вашей дамы. А так же поощрение ее начинающих активных действий. Если вам лень проявлять активность, даме придется брать ее в свои руки, и ей это обычно нравиться. Тогда и она может зайти сижком далековато.

Я посиживал и смотрел, как трахают мою супругу. Когда-то в такие моменты во мне бурлила ярость и желание убить этого ублюдка, бессовестно вставлявшего собственный грязный член, прямо на моих очах, в родное и нежное влагалище моей супруги. Сейчас он был один и это служило слабеньким утешением. Время от времени их было двое либо трое. Тогда, это длилось еще подольше. Они трахали ее до седьмого пота. Как ублюдок уставал и готов был кончить, отштопав как швейная машинка ее передок, его сменял другой. А тот высунув член из скользкого и хлюпающего влагалища, подносил его к лицу моей супруги, и предавался временному расслаблению и отдыху. Самодовольно улыбался, смотря как она работает языком и губками, облизывает его и пробует заглотить как можно поглубже, в то время как сзади с двойной энергией ее влагалище воспринимало и выпускало член чужого мужчины. Больше всего мне запомнилась ее изогнутая спина и ягодица, блестящая от пота, и медлительно исчезающие следы крепких мужских пальцев, сжимавших ее мгновенье вспять.

Я пробовал освободиться, но мои руки и ноги были намертво приклеены к стулу, на котором я посиживал, обыденным скотчем. Это каверзное изобретение развращенного инженера, позволяло часами посиживать в комфортной позе, без способности оказывать влияние на окружающие действия. Освободиться можно было, только разломав весь этот чертов стул, но как я не напрягался, мое хорошо тренированное тело было на это не способно.

А ее все трахали, трахали, трахали: Она пробовала тормознуть, высвободиться. Даже переставала сосать и выплевывала член изо рта. Но ее продолжали хладнокровно трахать, а член созданный для миньета заправляли на место. Позже она опять возбуждалась, начинала подмахивать, стонать, орать, пока не кончала. Пробовала тормознуть, высвободиться, переставала сосать: Ее продолжали трахать, трахать, трахать.

Все что я был в состоянии сделать, это малость отвернуться либо закрыть глаза. Пробовать поразмыслить, о чем ни будь другом, отвлекающем, хотя о чем еще можно мыслить в таковой обстановке? Обстановке пропитанной развратом, сексом, спермой, моим унижением и черте-чем еще. О чем можно мыслить, когда вся вселенная сворачивается до размеров комнаты, в какой сторонний мужик трахает твою супругу. О чем здесь, нахрен, можно мыслить???

И при всем этом при всем, мой член стоял! Мой друг-паршивец c которым мы в наилучшие времена оттрахали не один десяток шикарных влагалищ. Что ж, его тоже можно осознать. Что может быть более возбуждающе чем лицезрение полового акта? Да если еще это происходит не на дисплее а в живую? Да если еще трахается не кто ни будь, а твоя собственная супруга. Дама, которая должна принадлежать только для тебя одному, полностью и стопроцентно. И вот она, нарушая все запреты, не стеснясь, отдается полностью и стопроцентно, но никак не для тебя. Дает себя, свое тело со всеми красотами и умениями чужому мужчине. С готовностью воспринимает различные позы, дрочит, сосет, лижет и кончает под этим мужланом. Я чувствую запах ее возбужденного влагалища.

Чувствую, а я не могу даже подрочить либо хотя бы прикрыться. Так и сижу со стоячим как кол членом на потеху совокупляющейся супруге.

Я пробовал осознать, как это могло произойти. В конце концов, ведь я сам, добровольно позволил ей сковать себя этим чертовым супер-скотчем. И вроде бы я не пробовал оправдаться впереди себя незнанием, по сути я знал, каким будет продолжение. И, все же, я согласился участвовать в шоу. И моя супруга была очень довольна.

Я рос обыденным юношей, с обыкновенными желаниями. Не обделенный ни привлекательностью, ни разумом ни родителями. Даже более того. Практически все девчонки были не прочь встречаться со мной, если я их приглашал. Встречаться это практически всегда предполагало - трахаться. Я был этому очень рад и доволен. А неких мне удавалось даже уговорить на легкий отсос прямо на первом свидании. Золотая пора. Она прошла стремительно как все не плохое. Позже пошла вереница неизменных женщин, с претензиями на верность и суровые дела. Все знакомые мужчины стали иметь неизменных женщин и встречаться только с ними. Их можно было, как угодно и сколько угодно трахать, но только их и никого более. Изменять таким девицам было может быть, но все сложней. За время неизменного общения они изучали нрав и привычки собственного парня и равномерно отрезали ему хвосты свободы. Ну и сами девицы делали вид, что из всех юношей их интересует только их юноша, а из всех членов только его член. Ну а позже в какой-то момент приходил момент женитьбы, после которой все эти тенденции усиливались неоднократно. Ну и меня сия учитывать, тоже не миновала. Я относился ко всему происходящему по философски. Вся эта кутерьма с неизменными гулянками начинала утомлять. Все еще можно было в хоть какой момент пойти и совратить какую ни будь девчонку, но все это заканчивалось полностью прогнозируемым сексом, добивалось усилий, времени и средств. И была хорошая кандидатура в виде моей неизменной девицы, которая была для меня всегда доступна и согласна, и добивалась еще наименьших усилий, времени и средств.

Ход моих мыслей оборвали оргазменные стоны мужчины. Сейчас он кончал в рот моей супруге. Это я не обожал больше всего, так как отлично знал, что меня ждет в таком случае. Он рычал, дергался и спускал сперму прямо ей в рот. Она стояла перед ним на коленях одной рукою голубила его яичка, а другой себя меж ног. Спермы было много, и она стекала по подбородку. То что ее было много я тоже очень не обожал. В конце концов он закончил рычать, вынул мокроватый и липкий член изо рта моей супруги, похлопал им по ее щекам и очам, и блаженно откинулся на кровати. Этому ублюдку было отлично, но он продолжал с улыбкой глядеть на меня и супругу, зная что, на данный момент получит еще одну порцию наслаждения. А она подошла ко мне, прямо не вставая с колен. Она внимательно смотрела мне в глаза, прямо в душу. Вид ее ласковой, белоснежной, пышноватой груди мог бы искупить все грехи населения земли, что уж гласить о грехах только одной слабенькой дамы.

Она смотрела на меня, ласковым довольным взором, и в этот миг я был готов простить ей все в мире и выполнить хоть какое ее желание. В этот миг она смогла бы одолеть на мировом конкурсе красы, если б не растрепанные волосы и струйка спермы, стекающая по пухлым губам из переполненного рта. Ее лицо приближалось к моему, наши глаза не отрывались друг от друга ни на один миг. Она не произнесла ни слова. Ее рот был занят. Комната, минутку вспять была заполнена звуками животного секса, а на данный момент погрузилась в магическую тишину. Но мне не необходимы были слова, чтоб осознать и исполнить ее волю. Она вошла в меня взором. Ее лицо было в сантиметре перед моим. Я ощущал ее дыхание, и ощущал запах спермы чужого самца потрясающе удовлетворившего мою самку. Ощущал ее желание проявить заботу обо мне, поделиться добычей.

Поцелуй был стремителен, страстен и отвратен. Ее губки обладали солоноватым вкусом мужского члена. Язык переплетался с моим, сперма перетекала в мой рот. Мое унижение и возбуждение достигнуло предела. Я кончил, хотя никто не прикасался к моему члену. Гипнотическая связь оборвалась. Связь, которая обостряет во мне, неясно откуда, взявшиеся инстинкты дамы, самки: Вся оставшаяся сперма этого мужчины из ее рта перебежала в мой и была благополучно проглочена, оставив мерзкий, солоновато-студенистый ...привкус. Сперма этого мужчины побывала в дух ртах и была заботливо проглочена, а моя осталась совсем без внимания и одиноко подсыхала на моих ногах и полу вокруг стула. Вся божественная краса моей супруги лопнула как мыльный пузырь. Ее рот освободился, она улыбнулась, вытерла капельку спермы с моей щеки, (которую сама же и оставила) и произнесла:

- Ты просто красота, детка. Мне прекрасно.

Мужчина на кровати гототнул и пододвинулся прилечь к нему мою супругу. Та юркнула под одеяло, комфортно устроившись на его плече. Из моей груди вырвался глухой стон отчаяния. Я осознавал, что ей охото отдохнуть, но хотя-бы на данный момент она могла бы лишить меня этих страданий. В конце концов, пусть даже она трахается с другим, о плечо для отдыха могла бы избрать мое. Черт. Я изловил себя на том, что не только лишь веду себя как тряпка, но уже и рассуждаю так же. Решает она, выбирает она, все она.

Они лежали еще минут 10. Позже он оделся и ушел, бессовестно потискав супругу за ягодицу. После этого она ушла в душ. Я посиживал обтруханный, подавленный и не мог пошевелиться. Последними остатками воли мне с трудом удавалась сдержать слезы, то и дело подкатывающие к моим очам. В конце концов она вышла, свежайшая, незапятнанная благоухающая. Белый халатик скрывал ее безгрешное тело. Так, по последней мере, мог сказать посторонний наблюдающий в первый раз увидевший ее. Она высвободила меня. Я тоже пошел в душ. С остервенением чистил зубы и пробовал отмыться неясно от чего. Когда я вышел, она лежала на уже свежайшей кровати и потягивала сок.

- Ну, как милый, для тебя приглянулся нынешний сеанс?

Я бы желал высказать ей все, что я думаю о таких сеансах. Высказать все, но только безропотно ответил:

- Да! Ты была прекрасна, возлюбленная.

Любопытно она вправду так задумывается, либо делает вид, что не замечает моей фальши?

- И мне тоже было отлично. При этом половину наслаждения мне доставил ты. Ты просто не представляешь, как сексапильно смотришься на этом стульчике. Меня катастрофически заводит глядеть на тебя, на твою эрекцию, в то время как меня пронзает, чей ни будь член. Кстати, дорогой, как для тебя его вкус сейчас?

Меня чуть ли не выкрутило при этих словах. Эта ее методика, по вкусу спермы определять, сколько дней не кончал мужик, скоро совсем превратит меня в девку. Поначалу она научилась этому со мной. Мы трахались, она инспектировала, сколько спермы и какова она на вкус. Если ее не достаточно означает я не так давно дрочил, либо упаси боже изменял ей. Если ее много, но она жидкая и сладкая, означает я не дрочил и не кончал, но долгое время был возбужден и повсевременно задумывался о сексе. И мне очень попадало если это происходило без ее роли и контроля. А позже после того как она пару раз трахнулась на моих очах с другим, ей вздумалось напоить меня его спермой. А позже она нескромно спрашивала, как она на мой вкус? И гласила сколько времени перед этим не кончал ее хахаль. С течением времени я вровень с ней научился определять "сорт" и "выдержку" спермы. И все это просто страшно.

- Три денька дорогая. Он любит пиво и мясо.

- Точно милый. Ты делаешь успехи. Ты знаешь, я поразмыслила, что бы еще для тебя сделать приятного? Я бы могла побеседовать с одним парнем, и он, может быть, согласиться кончить прямо для тебя в ротик. Представляешь, возлюбленный, он будет трахать меня, а позже поднесет мокроватый большой член, только-только вынутый из моего влагалища, к твоим губам. Ты обсосешь его, а позже будешь глотать его сперму. Я думаю это будет смотреться очень забавно и возбуждающе. Ты не против, милый?

Я лежал, уткнувшись лицом в подушку, с страхом слушал то, что она гласит. Мне ничего не хотелось. Но противоречь ей я не смел уже очень издавна.

- Да дорогая. У тебя не бывает нехороших мыслях. Только помни, что я люблю тебя.

Если кто ни будь из парней либо дам желает пообщаться на эту тему, пишите на адресок [email protected]