Провинциальная история

Провинциальная история

Не так давно я вновь приехал в небольшой райцентр, где начинал свою трудовую деятельность после института. К счастью, там я длительно не задержался и стремительно перебрался в столицу. А вот компаньон мой по институту так и застрял там. Правда, сделал хорошую карьеру по местным меркам – стал начальником денежного отдела райисполкома. Когда он пригласил меня на собственный юбилей, то я недолго задумывался. Хотелось узреть и его, и тех, кого я, может быть, помню с тех лет.

Банкет был организован в столовой местной школы. Так и дешевле, ну и начальство не любит пить на очах народа. А что касается начальства, то все управление района во главе с председателем райисполкома было представлено за столом. Не считая того, за столом была родня юбиляра, друзья, отличные знакомые, нужные люди – как без их!

Стол был по провинциальному обеспеченный, но без особенных изысков. Поближе к юбиляру и начальству стоял коньяк, подальше – водка. Жарких блюд за вечер было подано четыре. После второго блюда – им оказались смачные колбаски – я заскучал. Тост я уже произнес, подарок вручил… От скукотищи я стал рассматривать соседей и соседок за столом. Напротив меня посиживала стройная дама сорока лет. Стройная, отлично сложенная. Приятное лицо портила гримаска брезгливости и туго сжатые губы. Я пригляделся, и до меня дошло, что это та заместитель председателя исполкома, на которую с таким пылом сетовал мой друг. Эта самая стерва портила ему жизнь. Вытерпеть ее не мог никто, но деваться некуда – начальство! Весь район - те, кто с ней сталкивался - знали ее сволочной нрав. Приличные председатели хозяйств вылетали из ее кабинета влажные, а один плевался и бурчал: «Лучше бы обматерила». В семье она тоже стопроцентно заправляла. Супруга она для себя присмотрела посреди учителей той школы. Очень красивый, высочайший педагог физкультуры поначалу сделался директором школы, позже ее супругом, а позже – заведующим райотделом образования. Но при собственной легитимной он был тише воды, ниже травки. Ранее о нем прогуливались какие-то черные слухи, но после свадьбы все стихло. Все это я тогда не знал и только позже мой друг мне это поведал. Тогда я знал только, что она сволочь и мой друг от нее мучается. Я пристально пригляделся к ней и сообразил, что она благопристойно пьяна. Даже неблагопристойно. Я вспомнил, что многие сетовали, что сейчас деньком прошло заседание исполкома, и пообедать они не успели. Вот на голодный желудок ее и развезло. Когда застолье прервалось на танцы, я решил пригласить ее на «медляк». Во время танца она прижималась ко мне, будто бы я ее супруг либо хахаль. От нее исходил приятный запах каких-либо духов. Поначалу я не отреагировал на ее «прижиманцы», но позже сообразил, что она очень пьяна и желает мужчины.

Осторожно положил руку ей на попу, благо в зале на время танцев приглушали свет. Ее это только завело и, обняв одной рукою меня за шейку, другой начала рыться у меня меж ног. Недолго думая, я предложил ей подняться на 2-ой этаж. Опьяненный кивок головы означал согласие. Мы поднялись на черный этаж, вошли в 1-ый попавшийся класс. В мгле она стала целовать меня своими слюнявыми губками. Я решил не терять времени и, развернув ее задом к для себя, задрал платьице. Она оперлась руками на некий стол. Трусы я стянул с нее до щиколоток, чтоб далековато не удрала. Но она и не пробовала. Я слышал только пьяное бормотание: «Ну, где же ты… давай быстрей…». Я стремительно расстегнул штаны и воткнул ей собственный значительно возбудившийся член. Она завелась с пол-оборота, начала двигать попкой, что-то бурчать. Разобрать можно было только «давай еще». Значительно поработав над ней, я кончил в нее. Когда я стал приводить себя в порядок, она вцепилась в меня и продолжала бурчать «давай еще». Видно, она издавна посиживала на голодном пайке. Злая идея появилась в голове, я вспомнил старенькый смешной рассказ на похожую тему и произнес, что пойду попью – уж больно горячо. Она пробормотала «Жду». Выйдя из класса, я спустился на нижний этаж и увидел курящих гостей, слонявшихся по вестибюлю. Подойдя к ним, я спросил, знают ли они, что Степан (мой друг) привел на праздничек шлюху для ублажения мужчин. Они с радостью согласились принять Степин подарок. Я подвел их к двери класса и предупредил об критериях: заходить по одному, молчать, свет не включать. Первым вскочил Степин младший брат, потом другие. Скоро у двери выстроилась очередь. Я робко стоял в конце очереди и следил. Из дверей выходили удовлетворенные мужчины. Что делалось в классе – сказать не могу, но при открывании дверей доносилось только удовлетворенное бормотание Ольги Михайловны – так звали даму.

Передо мной стоял высочайший красивый мужик, как позже оказалось – ее супруг. Когда подошла его очередь, он обратился ко мне: «Как вы думаете, а в жопу ее можно?». Я, не задумываясь, ответил: «Такую блядь можно всюду». Он зашел в класс, а через минутку из класса раздался одичавший дамский вопль. И в тот же самый момент по ту сторону окон школы резко стало светло. Как позже оказалось, конкретно в это время начался фейерверк в честь юбиляра. К женскому клику прибавился мужской. Мы всей массой ворвались в класс и в мерцающих огнях фейерверка узрели лежащую грудью на столе Ольгу Михайловну, уже освободившуюся от платьица и лифчика. Только трусики как и раньше болтались на лодыжках. А ее супруг, оторопев от увиденного, от внезапного фейерверка, от того, что блядью оказалась его супруга и от нашего вторжения, застыл, нанизав ее попу на собственный член недюжинного размера.

Немая сцена.

Все мужчины, принимавшие роль в обработке Ольги Михайловны, стремительно разбежались. Что уж там было с ними, я сказать не могу. Но ко мне рано днем, когда я еще отдыхал в доме Степана, явился супруг Ольги Михайловны с ящиком коньяка, обещанием всех благ земных и небесных только за вечное молчание о происшедшем. Я пообещал, но при условии, что супруг позже скажет мне, как они решили свои трудности. На том и порешили.

Через 5 лет я опять приехал в этот городок на очередной денек рождения Степана. Этот праздничек был скромнее предшествующего, но все местные власти присутствовали, в том числе и Ольга Михайловна с супругом.

Не скрою, встречи с ее супругом я ожидал с нетерпением. А она за эти 5 лет резко переменилась. Их сухой стервы она перевоплотился в расцветающую даму очевидно молодее собственных лет. Видно было, что и ее дела с супругом стали лучше, она то и дело прислонялась к нему, заглядывала в глаза. А он стал очевидно более уверенно и солиднее. По словам Степана, и в работе она стала совершенно другой – доброжелательнее, мягче. В районе не могли нарадоваться на перемену, которая с ней произошла. Правда, на ее карьеру это воздействовало негативно – если ранее ее рассматривали как кандидата на пост председателя райисполкома в другом районе, то сейчас областное начальство стало считать, что ей не хватает жесткости.

А ее супруг не обрадовался, когда увидел меня, но свое слово выполнил. О внутрисемейных разборках он умолчал, но сухо сказал, что раз в неделю на выходных они выезжают в областной центр, где Ольгу Михайловну ебет бригада юных людей. Когда она насыщается, тогда ее супруг вставляет ей в жопу и получает собственный кусочек наслаждения. В итоге в семье наступил мир и согласие – все довольны.