Полный фетиш или «Преступления и наказание»

Полный фетиш или «Преступления и наказание»

С того времени прошло уже четыре года, как я оплачиваю дяди собственной натурой за свою небольшую шалость юношества. Начну все по порядку... Этот случай случился со мной кое-где сначала лета либо в конце весны.

Очередной выходной денек и маме до вечера необходимо было куда-то отлучиться. Я очень обожал такие деньки, когда мать оставляет меня за "владельца" в квартире, полностью 1-го, а сама уезжает.

"Сашка, я к подруге и буду вечерком"+ - произнесла мне мать, выливая на себя смачно пахнущие духи. Но я то знал, куда она так собирается.+Как она развелась с моим отцом, она каждые выходные отлучается до вечера, время от времени даже не ночует дома, гласит, что с подружкой заболталась допоздна и решила остаться на ночь. Мне в такие деньки вообщем отлично, онанирую до 7 раз в день, в различных позах и с всё новыми фантазиями. У мамки в шкафчике всегда лежат две видео кассеты с порнушкой... на одной Геи, а на другой только дамы, специализирующиеся мастурбацией и писающие друг дружке в ротик. И когда я просматриваю кассеты с гомосексуалистами, то трахаю себя шприцом, заполненным молоком, а когда Геи кончают, я выпускаю молоко из шприца для себя в анал и тоже кончаю для себя на животик либо в руку, а позже эту сперму размазываю для себя по лицу и губам.

Мать уже собирается уходить, а я все мечтаю, как я буду онанировать и чем я сейчас себя оттрахаю. Но не здесь то было. Мама вдруг решила бросить меня у дяди Серёжи, брата собственного бывшего супруга, моего папки. Он жил с нами на одной площадки со собственной женой-стервочкой и с новорожденным отпрыском - моим двоюродным братом. Я очень не обожал гостевать у их, потому что у их был большой дог, которого я страшился. И еще когда супруг и супруга совместно у их нередко появляются какие-то ссоры по пустякам, переходящие в скандал и тетя Ирина, супруга моего дяди, всегда запирает меня в туалете без света 1-го, чтобы я типо не слушал их ненормативную лексику.

Сейчас тети Ирины не было дома. Дядя Сережа очень обрадовался моему возникновению и сразу повел меня на кухню пить чай. Мне он налил чай, а сам пил с гортани пиво, рассказывая, что-то при всем этом. Когда дядя говорил, то через каждое слово у него доносилось бля либо нах, меня всегда это пугало, но я делал вид, что пристально слушаю и все понимаю, о чем он гласит. "Хорошо, Саня, я в комнату, допивай чай и подходи" - произнес звучно дядя и вышел из кухни. Я скоренько допил чай и решил сходить в туалет, по небольшому. Я писал и осматривал туалет, он был большой, потому что совмещенный с ванной комнатой. Стряхивая капли с головки, немного онанируя, мой глаз свалился на приоткрытое мусорное ведро, стоящее рядом с унитазом. Окончив дело, я встал на четвереньки и открыл стопроцентно ведро. В мусорке до половины лежала использованная туалетная бумага, я начал копаться в мусоре, и мой член начал потихоньку подниматься. Ему не было препятствия, потому что я даже запамятовал упрятать его в брюки.

На деньке ведра лежала использованная красноватая прокладка, но уже сухая. Я вынул ее из ведра и покрыл ею собственный стоячий член. Я дрочил аккуратненько, но стремительно, и с каждым разом мне хотелось все огромных извращений и чувств. Когда дело дошло до оргазма, я закончил онанизм и обтер член об красноватое пятно прокладки, на головки была маленькая белоснежная слизь. Вставая с колен, я стопроцентно спустил брюки с трусами и подошел к стиральной машине. Открыв ее, я увидел, как она стопроцентно забита запятанным бельем... колготками, носками, женскими трусами. Меня это зрелище очень порадовало, я взял 1-ые попавшиеся трусы и колготки.

Я сел на стульчак нагой попкой и надел трусы для себя на голову, так чтоб место для дамских половых губ находилось у меня на носу. Трусы тети Ирины пахли, так же как и мамкины, но возбуждали меня намного больше. На руки я натянул черные коготки и местами для ступней я ублажал собственный торчащий член. Я дрочил стремительно, и все более вникал в запах нижнего белья. Трусы благоухали каким-то дамским запахом в консистенции с мочой. Дамские трусы были темного цвета, а на месте, для женской писиньки, было сухое белоснежное пятнышко, при виде которого, во время онанизма, мне хотелось достать языком.

Я вдыхал запах трусов полной грудью, и немного доставал языком до белоснежного пятнышка, как вдруг ощутил, что уже кончаю. Я встал с унитаза, поднял крышку, но было поздно,+ я спустил сперму прямо на колготки. Тогда я вытер стопроцентно ими член, и положил их в кармашек собственных брюк - "не назад же их в машинку!?" Как я снял с головы трусы и поправил брюки, в туалет ворвался дядя, дверь в уборную не запиралась.

"Что так длительно, иди сюда!" - кликнул дядя. Я поразмыслил, вдруг он что-то увидел либо услышал, и потому очень напугался. Мое сердечко колотилось, но я сдерживал себя. Неприметно положив трусы в другой кармашек, я подошел к дяде с опущенными очами. Но все обошлось, дядя Сережа просто решил куда-то походить и желал, чтоб я посидел с младшим братиком Димкой, пока он не возвратится. Дядя отдал мне указание, что нужно сделать, если малыш описается либо обделается, а сам ушел. Его супруга Ирочка была в командировки, она б на данный момент точно не приехала, а мой дядя придет очевидно не ранее чем через три часа. В квартире я был один, кроме овчарки и годовалого брата, - все в моем распоряжении! Я зашел в небольшую комнату, где на кровати лежал мой братишка. Когда я подошел к окну, то звучно раздался детский плач. "Мой братик описался!" - произнес я и подошел ближе к нему. Димка лежал на спине и дрыгал ножками, на ползунках желтоватого цвета показывалось влажное пятно. Я наклонился и стал нюхать его, моча пахла по-другому, не как у взрослого человека. Пока я нюхал влажные ползунки на расстоянии, братишка зарядил собственной ножкой мне по губам. Тогда я раздвинул руками его ноги так обширно, что он не мог ими пошевелить, и, уткнувшись носом в пятно, я ощутил, как набухает мой половой орган. Мне ничего не оставалось делать, как одной рукою закинуть ноги брата вспять, а другой рукою онанировать и нюхать влажное пятно. Я и ранее, когда оставался с братом в одной комнате "фетишировал" с влажными простынями и ползунками, но тогда я не мог позволить для себя заняться онанизмом, потому что в квартире всегда кто-то был. Наконец мне выпал таковой шанс, где мы с братом одни, и в квартире больше никого! С каждой минуткой мне хотелось все огромных извращений. Я снял влажные ползунки с брата, и стал лизать его небольшую письку и крошечные яйца, а сам начал еще быстрей онанировать. Малыш только хихикал. Я знал, что его член не встал бы не при каких критериях, ведь Димка еще очень мал, но мне все равно было приятно, даже если его пиписька лежала. Я лизал 5 сантиметровый член брата, и мне это доставляло большущее наслаждение. Для больших чувств я решил взять его член стопроцентно в рот и стал сосать. Член изо рта не вынимая, я голубил его языком, как вдруг ощутил что-то теплое, немного соленое. Мой братик писал мне в рот маленьким напором, я ни как не мог приостановить его, мне пришлось глотать его ссаки, по другому он собственной мочой мог бы залить покрывало. Я был в роли "живого писсуара", но это доставляло мне наслаждение, а не омерзение. Мочи было не сильно много, я испил всю до последней капли, облизал член, чтоб он никуда не капнул. Позже я стал подлизывать яйца и просовывать язык чуток ниже, под их, что скоро добрался до отверстия попы. Братишка закончил рыдать, и я перевернул его, поставив на колени. Я раздвинул ягодицы и языком голубил заднепроходное отверстие брата, стараясь запихнуть язык в него. Его дырочка не пахла калом, как обычно у взрослого человека, а напротив, она пахла каким то кремом либо кое-чем молочным. Я уже ощущал, как сперма у меня подходит, я лизал и дрочил все резвее, и как вдруг дверь в комнату приоткрылась.+ В комнату вошла большая собака, я жутко перепугался!+Встал, чтоб закрыть дверь, как вдруг пес обхватил меня фронтальными ...лапами и стоя на задних лапах, трахал мою ногу. Он и ранее это делал, когда мы с ним были один на один, но ранее я одергивал ногу, мешая ему достигнуть оргазма, а сейчас я собрался сделать ему приятное. Убрав ногу, я отвел пса к Димке. "На данный момент, собачка, для тебя будет отлично" - произнес я, подняв брата с кровати и поставив его на пол в позу раком. Собака здесь же принялась за дело, положив свои огромные фронтальные лапы малышу на плечи. Член собаки не пролез в анус и потому она трахала чуток ниже ягодиц. Димка начал звучно хныкать и мне пришлось убрать пса от брата... Я тоже встал на четвереньки и стал оттягивать псину. Собака приостановила, но не отходила от Димки, мне не хватало сил, чтоб стопроцентно отдернуть кабеля. Все таки мне удалось убрать пса и уложить брата в кровать.

Я так и продолжал стоять на коленях около кровати, укладывая сво его брата. Собака сделала пару кругов около меня и вдруг оседлала меня, как свою суку. Он трахал меня мимо ануса очень стремительно... то в ляжки, то по ягодицам. Я пробовал приостановить пса, дергал ногами, но это только ухудшило ситуацию, он попал мне в заднепроходное отверстие и трахал еще резвее. Мне было очень больно, член его вошел так глубоко, что я стонал от боли, мне казалось, что он что-то разорвет мне там. Руками я не мог высунуть его член, потому что они лежали над кроватью. Я стал дрыгать задницей, член вылетел из ануса и пес начал трахать меня, так же как и брата, ниже ягодиц, прямиком в яичка. Это было тоже неприятно, но все таки член от этого у меня более ожил, а яичка болтались как маятник от ударов. Он добавил темп, мне хотелось кричать от боли, но я не стал открывать рот, потому что на плече у меня лежала рожа пса и нередко дышала своим противным дыханием. Дог наконец кончил, кончил мне на гениталии собственной теплой струей спермы и тормознул. Пес еще длительно не вставал с меня, а его разгоряченный красноватый орган прыскал прозрачной струйкой еще около минутки... В позе рака, в общем, я пробыл кое-где семь минут, и когда я встал, на моих коленях были красноватые отпечатки, а с яичек капала собачья сперма. Я стоял и злостно смотрел на брата, конкретно по его вине я был в роли собачей сучки. Я был унижен чужим псом, я был очень зол, но член мой стоял! Он был готов к ожесточенному сексу, и я решил наказать Димку. Братишка посиживал на кровати и играл тихо сам с собой. "Настало время платить" - произнес я и загнул рачком брата. Я имел его меж ног, потому что мой член не влезал в его заднепроходное отверстие. Я трахал так же стремительно, как и имела меня псина. Дима рыдал и кричал сразу, тогда я рукою прикрыл его рот, приговаривая...

"Заткнись, сука!" Сейчас он был в роли моей сучки, я очень стремительно трахал его пухлые ножки, а рукою голубил его яйца и небольшой член, время от времени доставал собственный член и шлепал им по ягодицам брата, и снова всовывал его меж ног. Дело уже доходило до оргазма, я стонал от кайфа и даже задумывался, как я кончу ему в ротик. С открытым ртом и частым дыханием я добавил темп, как вдруг дверь резко открылась, и на пороге стоял дядя, видно подвыпивший.+Я встал с колен и с опущенными брюками и во всю стоячим членом смотрел на него. Интуиция давала подсказку, что мне будет больно. Мы глупо смотрели друг на друга в течении минутки, позже я свалился на колени около его ног, и чуть не целуя пятки умолял дядю, чтоб он не поведал об увидевшем моей маме либо собственной супруге Ирине. Дядя что-то кричал непонятное, звучно матерился, а я тем временем еще крепче прижимал его ноги к собственному лицу и целовал ступни. "Я все что угодно сделаю, только не гласите никому!" - через плач проговорил я. Дядя ехидно улыбнулся, поставил меня на ноги, малость нагнул, и стал хлыстать меня своим толстым ремнем по моей нагой попке. Я звучно кричал и рыдал, тогда дядя против воли снял с меня брюки, чтоб их же, наверняка, и затолкать мне в рот. Когда он снял с меня штаны, из кармашков выпали колготки и дамские трусики. Он сообразил, что это белье супруги, и, подумав, что я фетишист, запихнул мне их в рот и стал шлепать меня еще посильнее и больнее. Во рту у меня сходу начал находиться слабенький запах мочи и собственной же спермы, уже практически сухой, и чего-то еще - дамского, приятного. Он избивал меня, одной рукою держа меня в загнутом положении. Наказание продолжалось около пулу часа, после это он пошел в ванную и стал рыться в грязном белье. Я же посиживал на прохладном полу нагой задницей, потому что она у меня вся покрылась пузырями и горела от боли. Потом я подошел к зеркалу и оборотился спиной. Мои ягодицы были все красноватые и на их показывались еще больше красноватые отпечатки от ремня - полосы.

В комнату вошел дядя и кинул мне темные чулки собственной супруги, дав осознать, чтоб я их надел. Чулки пахли так же, как и трусы, которые я нюхал, запахом грязного нижнего дамского белья. Я натянул их до самых ягодиц и от возбуждения у меня сходу начал подниматься член. Лицезрев его стоячим, дядя снял свои носки и кинул мне один, чтоб я надел и начал дрочить. Когда я спустил в носок, дядя произнес, чтоб я его пока не снимал. Позже он поставил меня на колени, а я уперся руками об пол и оттопырил жопу, чтоб ему было комфортно меня по ней лупить. Я охотно слушался каждому его приказанию, потому что мне очень нравилось пребывание в чулках прекрасной девицы, меня весь этот процесс "наказания" очень возбуждал, и потому я даже практически не ощущал боли. А даже напротив, представляя тетю Ирину в чулках, голубил себя за ляжки, немного мя их. Я был, как будто раб и делал все, что приказывал мне дядя, я даже был готов к тому, чтоб он изнасиловал меня своим огромным членом в мою небольшую дырочку, мою разгоряченную попу, но он этого делать не стал. Лупил меня до самых потемок. Он перепробовал со мной все позы, которые были комфортны для садизма, позже все таки отпустил меня домой, сказав, чтоб я входил к нему каждый вечер.

И сейчас мне каждый вечер приходиться входить и рассчитываться за не закончившийся секс с братом, которому уже практически 5, и который уже бегает и веселится, даже не помня, что с ним вышло в те годы. Мне же уже практически пятнадцать и мне все равно приходится надевать чулочки (то красноватые, то темные, то белоснежные), которые мне сейчас чуток выше колена, вставать на колени, и в таковой позе находиться около 2-ух часов, изо денька в денек, каждый вечер. Я уже практически совершенно не чувствую боли, но все таки я специально время от времени вскрикиваю, чтоб мой дядя запихал мне рот какой-либо атрибут грязной женской одежки... трусы, колготки либо чулок. Я очень надеюсь, что через три года, когда я стану совершеннолетним, мне больше не придется так унижаться перед дядей, я надеюсь, что через три года завершится это "окаянное наказание" и я буду жить расслабленно, без вечерних побоев толстым ремнем, и моя попка наконец заживет, сойдет с нее прыщавый слой толстой бурой корки, и я наконец перестану кончать в его зловонный носок, а позже сушить его на собственном носу. Веселит меня только одно, что он не снимает весь этот разврат на видео, - "хоть на этом для тебя спасибо, дядя Серега!"