Московские наслаждения

Московские наслаждения

Меня зовут Андрей, а супругу Алена, у нас двое взрослых малышей. На данный момент нам с супругой по 45 лет. Мы совместно уже 26 лет и еще 18 месяцев знакомства до женитьбы. Срок, правда?! Она довольно стройна, грудь 3-ий номер и с очень роскошной для собственного возраста фигурой. Я же напротив - очень очень раздавшийся за последние лет пять-семь мужик. Дела с женой у меня красивые и только ее неактивность в кровати при моём массивном темпераметре меня просто убивает всю нашу совместную жизнь. Вы скажете, что это моя вина? Все может быть и я даже не желаю вам ничего обосновывать, хотя нужно сказать, что в ее родне по женской полосы половое ублажение испытывала только она и только со мной. Правда супруга гласит, что у нее больше до наших приключений ни с кем и не было, но оставим это на ее совести.

История, которую я желаю поведать, произошла в 1995 году, т. е. в самый разгар перемен в Рф. Вместе с экономическими преобразованиями конфигурации задели и органов печати. И вот в продаже в киосках мы уже лицезреем такие наименования разных СМИ как "Мэн" , "Гармония" , "Вот так" , "СпидИнфо" , "Еще" и др. После долгого периода когда "в СССР не было секса" эти издания воспользовались большущим спросом. Запал на их и я.

В одном из схожих изданий я в один прекрасный момент прочитал рассказ о том, как две замужние пары, отдыхая на юге нашей страны, спонтанно поменялись партнерами по обоюдному велению сердец. Далее - больше. В следующих поездках на Юг на собственных машинах, они встречались кое-где в пути, дамы изменялись местами и ехали далее на отдых с чужим супругом, что в итоге доставляло всем колоссальное наслаждение от приобретенных новых чувств. И никакой ревности!

Нечего и гласить, что во время этого сексапильного чтива я испытал дикое возбуждение и мой "парнишка" стоял колом, как зенитное орудие готовое сотрясти выстрелами все наши округи. Естественно, я решил поведать о прочитанном собственной половине. Её реакция была прекрасна. Таковой возбужденной и стремящейся поскорее мне отдаться я ее давненько уже не лицезрел. С величайшим трудом, послав малышей спать в их комнатку, дождавшись ночи и уединившись в нашей спальне, мы кинулись в объятия друг дружке как новобрачные. Я покрывал поцелуями все ее тело от корней волос до самых прекраснейших и осторожных пальчиков на ногах, а она никак не желала отпустить мой возбужденный орган, лаского прикасаясь к нему и немного поддрачивая. Длительно задерживаясь губками на замечательных по форме сосках ее превосходных грудок, я руками голубил тонкие ноги Аленки, равномерно приближаясь к священной пещерке. Во время секундных перерывов меж поцелуями, на уровне мыслей представляя свою Аленку с другими мужиками, я шептал ей добрые и нежные слова, спрашивая о ее отношении к рассказанной мной истории об обмене партнерами и ждя ее непроизвольных откровений. Поначалу даже возбуждение у нее будто бы пропало - она чуть ли не задохнулась от возмущения моими внезапными вопросами. Я ее успокоил, продолжив свои ласки и попросив отвечать мне по первому порыву души, предупредив ее, что ревновать к словам не буду, т. к. это собственного рода игра. Хотя и не сходу, но она согласилась испытать. Что тут началось?! Я предложил испытать в жизни прочитанную ситуацию - она согласилась, я предложил ей в кровать еще 1-го мужчину - согласилась: Ее безрассудно восставший клитор сам просился ко мне в рот и я не желал оставлять его без внимания. Стремительно обнаружив языком священную точку возлюбленного сокровища и немного покручивая сосочки, я чуток было не захлебнулся в соках моей ненаглядной - она очень бурно кончала. Оргазм за оргазмом наваливался на нее, она звучно стонала, и впивалась в меня губками.

Насладившись замечательным зрелищем и вкусив вод роскошного фонтана, я поставил ее на коленки и просто войдя в сыренькую пещерку, начал медлительно качать, равномерно увеличивая скорость и мощь толчков. Грудки тряслись как безумные. Скоро сладострастные стоны сменились гортанными вскриками. Она бешено орала, но это был вопль исключительного удовольствия. Я ощутил приближение оргазма и через мгновение бурно излился в сказочное лоно моей супруги. Никогда до этого она так бурно не кончала. От неиспытанного до этого чувства у Аленки текли слезы и она в экстазе, переполнявшем все ее тело, шептала мне слова благодарности за доставленное удовольствие. Я отвечал ей этим же. Но совсем торжествовать мне было еще рано. Она упорно не соглашалась на третьего в нашей постели.

- Что все-таки делать? - задавал для себя я этот вопрос. Эта ужасная закомплексованность - итог ханжеского воспитания, приобретенного ею от собственных родителей.

Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье посодействовало.

Скоро Алену направили в составе маленький команды экспертов от ее предприятия на всероссийский конкурс мастерства в Москву. В команду входили мастера разных направлений, было 6 дам и двое парней, но практически все были ровесниками не считая 2-ух управляющих. Расположили их в восхитительной гостинице Мир, в красивых 2-ух и одноместных номерах. Аленке достался двухместный номер на пару с одной из дам - старших группы. Деньком команда готовилась к конкурсу, а вечерами все были предоставлены сами для себя. Кто спал, кто бродил по вечерней Москве, восторгаясь огнями огромного городка. Один из парней, его звали Саша, всего на два года старше нас с супругой, стройный, осторожный, хотя и с солидной залысиной, во время таких прогулок всегда держался около Алены и, поддерживая ее под локоток, веселил разными историями из собственной жизни. Так они коротали вечера.

Фестиваль подходил к собственному окончанию. Команда выступила очень удачно и у всех, потому, было красивое настроение. Решили отметить фуррор в маленьком кафе. Посидели, отлично выпили, потанцевали. Пора было ворачиваться в гостиницу. Как обычно Саша балагурил и с настоящим экстазом говорил, как ему приходилось организовывать разные вечеринки у себя дома. Как часто на этих вечеринках, подливая значительно подпившим подругам собственной супруги и ей самой крепкое спиртное в кофе, он доводил юных дам до состояния легкого опьянения и направлял вечеринку в необходимое для себя эротическое русло. Дамы начинали лобзаться. Потом, поначалу шутя, а позже и резким движением, приспуская бретельки платьев подруги до локтя, аккуратненько покручивая и пощупывая восставшие соски, равномерно доводили друг дружку до экстаза через куцее время.

Он же в это время записывал происходящее на камеру, а когда ситуация достигала собственного апогея то и сам врубался в эти интимные игры, наслаждаясь телами нескольких дам по очереди. Кто может остаться флегмантичным к таким рассказам чужого мужчины в вечернее время, да еще вдалеке от супруга? Вот и Аленка, ворачиваясь в гостиницу с Сашей под руку и ощущая легкое, а время от времени и очень напористое прикосновение его ноги к собственному ощущала, что ее кошечка меж ног становится мокренькая. И вот уже вымокли трусики и начинают от сильного, неодолимого желания отдаться крепкому и сильному мужчине легонечко подрагивать ноги. И с дыханием происходит, что - то не поддающееся объяснению: Александр, слыша вибрирующий от возбуждения глас вожделенной дамы, ну и ощущая напряжение во всем ее теле, предложил снять Алене отдельный люксовый номер для продолжения общения и настоящего отдыха, но Аленка, опасаясь осуждения других дам и того, что "благожелатели" быстренько доложат супругу о ее "грешном" поведении, с огромным трудом преодолевая желание согласиться и совсем нетвердым голосом, все - таки отказалась.

Расставались уже за полночь. Он предложил ей зайти к нему, в его одноместный номер, на чашечку благоуханного кофе, приобретенного в каком то Столичном спецмаге по случаю и, заодно, поглядеть какими бывают номера "ЛЮКС" в именитых ...гостиницах. Все уже издавна разошлись по своим номерам, а Саша около Аленкиного номера все не отпускал ее руку и гласил и гласил что - то о собственной в один момент вспыхнувшей к ней любви и страстном желании владеть ею. И только сказав ему и поклявшись для себя, что задержится у него лишь на чашечку крепкого кофе, она согласилась зайти в его апартаменты. Сердечко у Александра выпрыгивало из груди от предчувствия победы. Они вошли в номер, он по хозяйски стремительно приготовил благоуханный напиток и, добавив по ложечке неплохого коньяку, а ей к тому же полную десертную ложку известной "Шпанской мушки" , которую он всегда для таких случаев возил с собой, поставил чашечку перед Аленой. Ко всему этому на столе оказалась бутылочка возлюбленного Аленкиного полусладкого шампанского.

Из магнитофона медлительно плыла прекрасная, немного приглушенная, мелодия инструментальной пьесы. Подняв тост за фуррор на фестивале, Саша здесь же заполнил бокалы опять: "За красивую даму, разделившую со мной нынешний вечер!"

Почувствовав легкий хмель, Аленка пригубила жаркий кофе. Превосходный, смачный напиток, с каким то неведомым ранее и немного тревожащим ее запахом очень приглянулся ей. Саша, возвратившись к историям о собственных похождениях и озорно рассказывая о собственных эротических чудачествах с подругами супруги, пригласил ее на танец. Нужно сказать, что плясать Алена очень любит. Неспешный танец с чужим и малознакомым мужиком, эротические байки, легкий хмель от смачного шампанского, превосходный кофе, приятная музыка, подействовали на нее несусветно возбуждающе. Новизна в чувствах и понимание будущего таинства ночи.

Его глас равномерно перебежал практически на шепот.

Чтоб слышать каждое слово и не пропустить самое увлекательное в рассказе, она механично практически стопроцентно прижалась к нему. Незнакомый, но приятный мужской запах очень очень возбуждал ее и потряхивал начавший мутнеть рассудок. Она ощутила его прочные объятия и первым, совсем интуитивным, но нетвердым желанием попробовала отстраниться. Ей захотелось вырваться, убежать, спастись.

Но своим неожиданным и страстным поцелуем, зажав ее рот, он не отдал ей шанса и уже через мгновение она больше даже не пробовала вынудить себя сделать это. Как можно устраняться от этих страстных поцелуев, которыми он обильно покрывал ее нежную шею, быстро спускаясь все поближе и поближе к ласковым грудкам, призывно вздымающимся в ответ на его ласку? И до этого, чем Аленка стопроцентно потеряла контроль над происходящим она успела почувствовать легкое, но напористое прикосновение его руки к собственной промежности. А по ее ласковым ножкам струйками уже сбегали чудесные соки. Не останавливаясь в танце, они объединились в долгом и страстном поцелуе. Аленка больше не могла справиться с охватившим ее желанием крепкого, сильного и страстного мужчины - это было, просто, выше ее сил и она отдалась на милость фаворита.

Их руки уже не притягивали друг дружку, а в обезумевшем темпе срывали мешающую одежку. В конце концов то все преграды устранены. Узкий, но очень хорошей длинны член Александра прижался к ее истекающему лону, ища вход в священную пещерку. А набухшие соски Алены как буравчики уперлись в его покрытую светлой растительностью грудь. Его руки лаского мяли маленькие грудки с очень набухшими сосками. После очень долгого, обжигающего поцелуя, он лаского обнял ее за плечи и, подхватив на руки, аккуратненько уложил на не заправленную, по холостяцки, утром, кровать. Во время любовных утех Алена всегда получала наслаждение с закрытыми очами. Вот и на данный момент она подставляла под ласки возбужденного мужчины свое прекрасное тело не открывая глаз. Он лежал на боку рядом с ней, положив торчавший колом член ей на ногу, целуя ее закрытые глаза и приоткрытые в экстазе губки и одной рукою лаская восставшие соски, а другой рукою лаская вероломно выступающий клитор. Раздвинув очень намокшую щелку, он аккуратненько ввел ей туда поначалу один палец, потом другой, сразу захватив один сосочек своими губками и легонько его покусывая. Равномерно набирая скорость он начал трахать мою девченку своими длинноватыми пальцами. Никогда Алена не позволяла мне с ней этого делать! А Саша разрешений и не спрашивал. Аленушка под ласками его рук звучно стонала и извивалась. Она готова была орать от нахлынувшего удовольствия, но Саша не торопился форсировать действия. Скоро он воткнул в истекающее лоно 3-ий палец. Дама негромко охнула от неожиданности и вновь застонала. Медлительно опускаясь к ее лону он покрывал поцелуями все ее истосковавшееся по мужским ласкам телу. И вот уже возбужденный клитор, под его озорным, но верно знающим свое дело языком принуждает даму крупно дрожать и извиваться в экстазном, наикрасивейшем, неудержимом танце.

Ах, как приятно ублажать Аленкину загадочною пуговку?! О! Я то это знаю больше, чем кто-нибудь! Вдруг, с каким то животным рыком, он кинулся на нее, навалился всем телом и, чуток направив собственный впечатляющих размеров член, массивным ударом стопроцентно вошел в ее пещерку. От неожиданности Аленка резко, как девственница, вскрикнула. Он тормознул, ждя пока ее влагалище, привыкнет к внедрению его члена. И как дама застыла в тяжелом ожидании, продолжил сейчас уже медлительно и аккуратненько насаживать это безрассудно любимое мною тело на собственный инструмент, а она стала издавать жалобные, как у котенка, стоны в такт его толчкам и звучно всхлипывать, когда он из нее выходил. Равномерно ускоряя свои движения и, с силой прижимаясь к совсем влажному лобку, он то просто долбил ее влагалище, то совершал какие-то движения, напоминающие движение часовой стрелки. Еле-еле сдерживая себя от того, чтоб не орать, Аленка глубоко впивалась в спину Александра, оставляя на ней красноватые кровавые полосы, сладкоречиво повествующие о страстности прошедшей встречи.

Качал он длительно. Она успела кончить четыре раза до этого, чем он с протяжным воем выплеснул содержимое собственных яиц в ее влагалище. Струи спермы были особенно сильны даже для него, очень опытного мужчины. Привыкшее только к члену супруга влагалище еще не могло принять стопроцентно такое количество спермы и та потихоньку изливалась на новые гостиничные простыни. Аленка улыбалась, с удивлением и огромным наслаждением контролируя каждый выплеск мужчины в себя. Воде бы все было как с супругом и в то же время совсем по другому. Томное блаженство разливается по всему телу. Душа поет, мыслям раздольно... Как мила новизна чувств и как жаль, что все не плохое стремительно кончается.

С огромным трудом, оторвавшись друг от друга и, раскинувшись на постели, хахали забылись недолгим сном. Проснувшись через час, они обнялись, поцелуй вновь обжег их воспаленные губки. Саша опять попробовал зажечь ее, но она ловко устранилась и, подхватив свои вещи, выскочила в ванную.

Всего только через 2 часа было надо уже вставать. Начинался последний фестивальный денек. А вечерком скорый поезд уносил их в родной город. Всю дорогу они стояли вдвоем в прокуренном тамбуре и гласили, гласили, гласили: Он уговаривал ее продолжить и развить начавшиеся в Москве дела, а она гласила, что это нереально, т. к. у нее есть супруг и двое малышей, которые ей очень дороги и, что она опасается их утратить. Так моя супруга в первый раз мне изменила. Эту историю я вызнал от Аленки, а позже и от Саши, когда он пришел к нам в гости на Аленкин Денек рождения.

Так что та встреча с Сашей не была последней.

Но, это очевидно уже другая история.

PREDATOR