Мародерская привилегия

Мародерская привилегия

Стоял 1944 год. Русский альянс находился в очень томном положении. Немцы нередко окупировали населенные пункты, вокруг городов ,но, в ответ, получали партизанскии вылазки. _Отряд Клауса фон Гуферда вошел в деревню ровно в 6:00. Красивый пролесок из сосен окружал избы, неподалеку рос камыш, дорога была нехорошая, проходящим бойцам приходилось топтать грязь. _Было тихо люди попрятались кто-куда. Некие успели убежать в лес. _Входили автоматчики потом четыре брони машины, самоходка с многокалиберным пулеметом. Бойцы методично заходили в избы и выводили всех парней. Под дулами автоматов группу из приблизительно 20 человек подвели к оврагу. _-Немецкие сволочи! Фашисты! говорили некие через зубы. _-Ненавижу! Обреченно бурчали другие. Когда все было готово на байке с коляской подъехал сам Клаус Гуферд. Капитан подошел к нему и дал честь. _HI HITLER! _-Все выполнено по вашему приказу. Все отысканные мужчины собраны тут, мелкии сопротивления в 2-ух домах - пробы обстрела были присечены при помощи осколочных гранат. _Красивая фашистская фуражка капитана очень шла к его высочайшим арийским скулам. Выправка выдавала в нем ученика элитной военной академии. Пылающие глаза указывали на желание быстрей начать экзекуцию. _-Очень отлично, очень. Произнес достаточно низенький человек в темной германской форме высшего офицерства. Он щурясь оглядел пленных у оврага. И произнес по-немецки, видимо для окружающих боец. _-Эти ублюдки сейчас получат свое. Эти окаянные партизаны 2-ой раз подорвали проходящую тут металлическую дорогу. В итоге их мерзейшей проделки под откос пошел целый состав с горючим. Мы предупреждали их, что в случае диверсии проявим беспощадность. _Теперь российские свиньи получат свое. _НАЧАТЬ! _Мощный пулемет на самоходке модленно повернули к пленным, они еще возлагали надежды быть просто растреляными из стрелкового орудия, но сейчас им стало по-настоящему жутко. Боец на самоходке приподнял наизловещую пулеметную ленту, патроны которой были размером с маленький огурец. Начали стрелять, многокалиберный достаточно медлительно выплевывал практически прозрачные язычки пламени, послышались жуткие крики, массивные удары попадали в людей отрывая конечности , вот какому-то мужчине два выстрела попали в грудную клеточку разорвав диафрагму, люди рвались на кусочки не успевая свалиться, бризги крови от этой мясорубки долетели до Клауса. Пара капель свалилась на щеку, которую он брезгливо протер окуратным платочком, вышитым ему его рачительной фрау Гретой. Некие из толпы пробовали выбежать, но их здесь же остонавливали автоматы боец. Когда кровавое месиво завершилось, а пороховая дымка растворилась, кусочки тел лопатами згребли в овраг. Два бойца подошли и расслабленно дострелили из пистолетов все шевелящаяся тела. _-Очень отлично, подэтожил Клаус. Сейчас входите и насилуйте дам и всех кого желаете! _После изнасилования уничтожте! Они навечно запомнят наше наказание! Ликовал он. _Повсюду послышались визги, мольба о пощаде и повторяющиеся выстрелы. _

Два друга-сослуживца вошли во вторую хату, того что они находили небыло в предшествующей, там они просто забили прикладами старуху. Тут рыдала тридцатилетняя дама.

-Не нужно не трогайте меня! ревела она. Скромное убранство фермерской лачуги было перевернуто. Какие-то плошки и чашечки валялись.

-Женщина испугано орала. Пожайлуста! Пощадите! я здесь одна! Вдруг вырвалось у нее.

-Что? Гюнтер малость знал российский. Он конвульсивным взором обвел желтенький сарафан, очевидно не взрослого размера. В голове тридцатисемилетнего крепкого мужчины замелькало: вот она заслуга! Означает кое-где тут есть молодая девченка! Отрада за долгие недели марша и сырых акопов! Он бросился в самый черный уголок в то время когда его напарник уже кинул Ульяну, так звали даму, на кровать. Она очевидно специально измазала лицо углем, но это ей не посодействовало, когда под сильным скачком Роберта, лохмотья на груди сорвались и на свет вывалились Две большие налитые сиськи здоровой российской дамы. Роберт припал к большенному розовому соску, а рукою лапал вторую грудь, очень мня ее. Гюнтер поглядел на это со злостной улыбкой, Дама начала орать, когда Роберт стал спускать с нее трусы.

-Вдруг откуда- то из под пола послышались всхлипывания. Как хищник на жертву Гюнтер ринулся к полу. Нервозно неслушуящимися от страсти руками он отыскал дверцу в подпол.

И одномоментно открыл ее. Его взгляду открылась молодая девченка лет 10 в старенькых лохмотьях сидевшая на корточках посреди каких то банок. Он достал ее и усевшись к стенке усадил ее на свои вытянутые ноги. Девченка была на уникальность красива: огромные светлые глазки, прекрасные густые светлые волосы были сплетены в две прочные косички, курносый носик желтая теплая кожа, и очень тонкие ножки. Она немного хныкала.

-Гюнтер стал на слабеньком российском успокаивать ее.

-Не страшатся, не обижу.

-Как звать?

-Олесей, всхлиповала девченка.

-Почему там мать орет?

-Просто они там дружить так. Он гладил девченку по спине и голове, но неописуемое желание накопленное им за три недели давало о для себя знать. Он с одной стороны испытывал жалость к этой дивной российской девченке, но совместно с тем животная похоть была сильней. Он начал лапать руками ноги деревенской малышки, Олеся не понимала что произходит и все гласила что-то о маме. Он разрываясь от похоти переложил ее на пол. И сходу полез лизать ее ножки. Она подсознательно попробовала оторвать его,

-Дядя, вы что! Это не благопристойно! Вы нехороший!

Гюнтер ее уже не слушал, общупав шелковистую кожу бедрышек и подколенных впадинок девченки он задрал подол платьице абнажив белоснежные девичьи трусики. Посреди грязной, пропахшей порохом военной формы, грязного пола, эта виднеющаяся расщелина под трусиками звала как никогда, он начал лизать верх ляжек девченки, немного касаясь низа трусиков, скрывающих его главную цель, будучи уже обезумевшим от похоти он решил завести себя еще посильнее, повернул непонимающую его девченку на животик и задрал подол опять, девченка немного сочила ладными ножками, от чего круглая попа, призывно напрягалась. Гюнтер не веря собственному счастю, дрожащими жилистыми руками приспустил ей трусики. Взор уперся в белеющие в полумраке щечки белоснежной попы, меж которыми была притягивающая щель. Он бешено припал к ней губками, целуя и мня гладкую попочку. Ниже меж ногами показывалась розовая щелка. Он продолжал лизать.

ВСЕ! Это было выше его терпение! Также как все пытки имеют болевой предел, есть и предел удовольствия. Он резким движением перевернул молодое тело лицом ввысь. Сорвал вниз последнюю преграду-трусики.

ВОТ ОНА! Теплая нагая пися, -маленькая щелка таинственно уходящая куда-то вниз.

Ощупал безвлолсый лобок и приоткрыл пальцами молодой розовый бутончик, в пыльный смрад поднялся запах молодого девственного влагалища, одурманивающий запах молодой целочки о котором он грезил так длительно. Придавив ноги девченки он встал перед ней на колени, комотозными руками расстегнул ремень, приспустил брюки, трусы и высвободил мощнейший угрожающий член. Изнемогая от желания просочиться в девченку с косичками, германец, скачком приподнял ее переместив так что ее попа оказалась у него на бедрах, взяв Олесю за талию он приблизил молодое тело к богровой головке, обезумевшими очами он смотрел на пупочек девченки и на манящую щелку писи. Сейчас он уверенно и очень рванул Олесю к для себя, головка под массивным давлением вторглась в детское влагалище.

Ouch! Auch! Хрепел он, все поглубже вонзая жесткий, каменный член, Олеся визжала ... из глазок катились невынные слезки. Девичья пися была очень узенькой для члена Гюнтера, не выдержав сложной позы он положил ее на пол, а сам, с силой навалился проталкивая жесткий арийский член в глубь ласковой российской девченки. Хуй ни как не заходил больше чем на третья часть. Он неистово ебал Олесю, а она уже не визжала а только постанывала с каждым движением. Вытаскивая с хлюпаньем кровавый член практически до конца, Гюнтер силой загонял его назад. Когда он был в ней он прижимал головку, массируя маточку белокурой девченки. Он ощущал это величавое приемущество над малеханькой крепостью юной кросотки. Это красивое лицо в слезинках, этот ласковый живот, писенька, немного согнутые тонкие ножки, ВСЕ ЭТО МОЕЕЕЕЕЕ

С этими идеями, мощный гейзер мужества стукнул в самую глубину Олеси. Он кончал и кончал, сперма уже выллилась на пол. Он все пичкал ее семенем. Эти 10 секунд показались эму вечностью и мнгновением рая сразу.