Как меня два летчика трахнули

Как меня два летчика трахнули

Тупо как-то все вышло. Даже вспоминать неудобно. Ну, в общем, пошел к сестре на денек рождения. Светке 23 года ударило. Она замуж вышла четыре года вспять, киндера родила. Квартиру им дали служебную на аэродроме. Военном аэродроме. Супруг Светкин, Костя, закончил училище в Питере. Сейчас вот лейтенантит в нашей дыре радиоэлектронщиком. Понимаете, наверняка, локационные станции такие под землей, а над ними радары вертятся. Вот он там, под землей, и посиживает. А дом - блочную пятиэтажку - военные сами выстроили (солдатскими силами, очевидно) прямо около взлетной полосы. Аэродром наш никакой не скрытый, так учебный. Остались только старенькие далекие бомбовозы ТУ-16. Да временами пригоняют МИГи для отработки полетов. Рев стоит - оглохнуть можно. В такие деньки на аэродром сторонних не пускают. Ну, вроде бы.

Итак вот. Мне курсовую заканчивать нужно, но именины старшей сестры - святое дело. Гостей собралось - так для себя. Ну, предки понятно. Я, как взрослый юноша, раздельно от их приехал. Были еще Светкина подруга и две юные семейные пары. Одна из гостей, Марина оказалась на седьмом месяце. Вот такая веселуха.

Началось все как положено, чинно. Счастья, здоровья, длительных лет, ля-ля-ля. Оливье, селедка под шубой, пироги с грибами. Мне наливают только вино. Мама сверлит взором. Не дает водку наливать. Что я мальчуган что ли, по правде? Позже пошло повеселее. Музыку врубили. Будут танцы. Все говорят сразу. Светкина подружка Лариса строит мне глазки. О Господи, 26 лет, развод плюс ребенок. Что она для себя задумывается? Хотя почему бы и нет. Либо... Да хорошо, видно будет. Как пойдет. Маринин супруг Женька уже надрался - этому коротышке малость нужно. Орет кому-то с балкона и кидается селедкой. Дурачина некий. На Новый год он обзывал меня педиком и все стекла в стене выхлестнул. Нахрена его позвали?

У маман к вечеру разболелась голова и родоки отчалили домой. Пьем с Костей водочку. Позже со Светкой шампусика дернули. Позже с Женькой набруденшафт за нескончаемую дружбу по кружечке коньячку. Танцую все! Разведенка Лариса горячо прижимается мягенькой грудью и щиплет за попку. От нее так тащит позже. Нет, не буду я с ней. Даже беременная Маринка накачалась. Ну, вы представляете! Они с Жекой уже успели поцапаться. Ах, он, как видите, пописал с балкона. Делов-то. Обматерив супруга, эта беременная придавила меня своим животиком на балконе и, ухватившись за рубаху, допытывалась:

-Славик, ты меня хочешь? Нет, ты скажи, ты меня хочешь?

Что здесь ответишь?

-Конечно желаю, Марина.

-Я тебя тоже желаю. Я такая страстная! Давай уйдем отсюда и я буду твоей.

Угомонитесь, женщина. Если Женька нас услышит, мы спикируем с балкона как два бомбовоза. Подуспокоилась малость.

-Слава, дай даме закурить.

-Марина, для тебя нельзя.

Слышу, кто-то смеется. Все балконы в доме смежные. И с примыкающего за нами следит юный блондин в расспахнутой летной форме. Это квартира Вадима, соседа по площадке. А вот и сам Вадим:

-Привет, Славик. По какому поводу гуляем?

-У Светки Денек рождения.

-А мы с Герой провожаем меня в отпуск. Познакомься с Герой.

Блондин улыбнулся и протянул руку. Бледно-голубые глаза рассматривают меня с энтузиазмом. Здесь в двери вываливается Костя:

-Вадим, идите к нам, какого хрена.

Соседи лезут прямо через балконную перегородку. Вадима я знаю издавна. Четыре года вспять я даже называл его дядя Вадим. Ему лет 35-36. Капитан. Кстати, единственный из присутствующих реальный летчик. Проводит учебные вылеты. Дофига часов налетал.

А другие - обслуга. Вот и Гера, новый лейтенантик, инженер-техник. Хотя лычки ВВС, все методом. Вадим делится радостью-отправил супругу с детками к теще и вот расслабляется. С энтузиазмом приглядывается к Ларисе. Ну-ну, вот и ладушки.

Новым гостям догонять нас не нужно. Не меньше нашего посидели. Музыка гремит. Living La Vida Loca! В тесноватой квартирке не в особенности развернешься с танцами, но люд дружно долбится. Снова пьем за здоровье прекрасной именинницы. Подкатывает Лариса с требованием поделить с ней бокал вина. Гера, посмотрев на это бесчинство, проявляет заботу:

-Слава, ты напрасно чередуешь. Для тебя плохо будет.

-Не будет. Мне отлично, Гера, будет!

Bailamo-o-o-os! Под ногами чавкает то, что не так давно было селедкой под шубой. Гласил же - Светке ковер скатать было надо. Забацали веселье, твою мама!

Гера устроился на полу и рассматривает рыбок в аквариуме. А я - шелковый ежик его светлых волос. Наши глаза повстречались. Почему он так глядит? Ах ты черт, я оказывается ухе некое время ласкаю его волосы. Как неудобно вышло. Смутившись, ухожу в другую комнату. Там никого. Гера зашел следом и закрыл дверь. Его бледноватые глаза пристально глядят. Я совершенно тушуюсь. Стою, прижавшись к стеночке. Лейтенант приближается практически впритирку, пьяно улыбаясь. Я рассматриваю свои тапочки. Он стоит так близко, что я чувствую дыхание на собственной щеке. У меня кровь от лица отливает и малость кружится голова. Здесь Гера прижимается всем телом. От него очень пахнет спиртным, табаком и закусью. На данный момент это самый сладкий запах на свете.

Отстраняется:

-Пойдем.

-Куда?

-К Вадиму. Квартира не закрыта.

Я не знаю как поступить. И охото, и колется. Ноги ватные. Здесь Гера сам берет меня за руку и выводит. До нас нет никому ни каково дела. С кухни слышен визгливый смех, Вадим с Костей курят на балконе, а беременная Марина отрубилась на диванчике.

Прямо в прихожей, снова прижав к стенке, Гера впивается мне в шейку. Чувствую себя тряпичной куколкой. Его руки скупо шарят по телу. А когда лейтенант сжимает член, у меня подгибаются ноги. Сползаю по стеночке вниз, прикрыв глаза. Когда я их открываю - прямо передо мной торчит розовая, толстая головка хуя. Я все еще не обусловился желаю либо нет. Гера тычет залупой в губки. О.К. Рот сходу заполняется жаркой, упругой колбасиной. Лейтенант, обхватив мою голову, нетерпеливо начинает трахать. Его хуй скачком пропихивается в гортань. Я давлюсь и вырываюсь. Перехватив член, сам начинаю сосать. Одна идея, что я сосу хуй, окатывает волной одичавшего возбуждения! С удовольствием облизываю горячую, раздувшуюся головку, а потом всасываю не ужаснее пылесоса. Гера стонет. Сосу так, что челюсти сводит. Нужно передохнуть, глотнуть воздуха и подобрать слюни. Но похоть не ожидает! Лейтенант подхватывает меня под руки и стремительно тащат в комнату.

-Снимай брюки.

Я борюсь с пуговицами и, в конце концов, нагой ниже пояса, с полустоящим хуем, замираю в нерешительности. Гера успел сорвать с себя одежку до трусов.

-Ну, ложись, ложись. Чего ты.

Мой член от страха совершенно свалился. На данный момент мне будет больно. Гера так возбужден, что цацкаться не будет. Засадит так - пятая точка треснет. Но послушливо падаю на диванчик и пошире раскорячиваюсь, готовясь к неприятельской атаке. Лейтенант сходу начинает всовывать. Я зажимаюсь и у него не выходит. Давит посильнее. О! От ломящей боли в пятой точке стискиваю кулаки. Гера опускается на меня и начинает грубо впихивать хуй. Ну, вот уже не больно, уже отлично. Я опять в состоянии поделить его страсть. Еще обширнее раздвигаю ...ноги и подмахиваю задницей. Гера дышит так, что способен, кажется, заглушить МИГ на взлете. Я заражаюсь и от удовольствия начинаю постанывать и всхлипывать.

Трахаемся страстно!

И здесь...

И здесь щелкают входные двери! Я, подавившись стоном, застыл от кошмара. Он что не закрыл дверь!? Ни на защелку, ни на задвижечку. Естественно нет, не до того было. Гера тоже затих на мне. Мамочки родные, я на данный момент описаюсь от испуга. Что сейчас будет? Мама меня уничтожит!

С порога раздается осевший глас Вадима:

-Гера?... Ты с кем?

Вжимаюсь в диванчик.

Драматическая пауза.

Гера пробует дать рациональное разъяснение происходящему:

-Э...Вадим...э...ты это...ну

-Да нет же, все нормально. Я понимаю. Извините, что помешал.

Глас Вадима звучит бодрее.

Если б Гера, в конце концов, слез с меня, я, как есть нагой, пулей вылетел бы из квартиры, из дома и из городка!

-Ничего, если я останусь.

Это снова Вадим.

Нет, нет, естественно нет! Ты, что с разума сошел.

"Естественно. Не вопрос" - отвечает Гера.

Что-о-о!?

Немного опавший член вновь начинает двигаться в пятой точке. Сейчас уже просто и свободно. Я на данный момент сгорю со стыда! Что они делают? Что ОНИ делают? А что Я делаю?

Лейтенант опять заходит в раж. Показательное выступление. Волосатые яичка шлепаются о промежность. В другое время это было бы неземное удовольствие. Я тихонько оборачиваюсь и вижу: Вадим посиживает на стуле и пылающими очами пожирает сцену. Здесь мне стало совершенно не по для себя. Гера, постанывая и ахая, с силой вбивает в попку собственный хуило - сливает сперму. А я от волнения и переживания не чувствую ничего. Тело наверху тяжело наваливается. Ни каких нежностей от Геры уже и в помине нет. Вы же осознаете, он никакой ни гей. Сейчас он реальный мужчина, который по пьяни отъебошил пидара. Так ведь, Герочка? Изменщик поднимает свое прекрасное тело. Сейчас уж совершенно не знаю как поступить. Как встать-то? Как не повстречаться взором с Вадимом? Так и лежу с похабно раздвинутой жопой, из растянутого отверстия щекотно вытекает сперма. Да уж, видок, наверное! Гера, не спеша, натягивает штаны. Ты еще сигарету закури, козел. Закуривает! А это что за движения? Оглядываюсь. Господи! Не отрывая скупых глаз от моей задницы, Вадим стягивает одежку. Он что, тоже?... Ой, мамочки! Ну, Славик, ты влип. Отпидорасят тебя хором.

Здесь чувствую, как шершавые ладошки начинают разглаживать мое тело. Руки ползут под рубаху и лаского голубят спину. Потом скользят вниз и страстно мнут булочки, сильными движениями то сжимая, то раздвигая ягодицы. Разумеется, Вадиму очень нравится то, что он лицезреет. Я оживаю. Жаркий член заходит в меня внезапно. Аж вскрикиваю. Вадим медлительно и как-то нежно насаживает на хуй. Засовывает до упора и стопроцентно вынимает. Приятно. Очень приятно. Опять завожусь, откинув к черту всякие рефлексии. Сладострастная похоть принуждает дергаться тело и сжиматься ягодицы. Капитан тихонько стонет от наслаждения. Жаркий шепот в самое ушко:

-Славик, какая у тебя сладкая попочка.

Утю-тю-тю. Но все равно приятно. Мне так отлично. Просто плаваю от удовольствия. Желаю, чтоб это счастье никогда не заканчивалось. Внезапно Вадим вытаскивает член и вскакивает. Эй, ты куда? Непонимающе оглядываюсь и здесь же натыкаюсь на влажный хуй. Понятно, желает кончить мне в рот. Сжимаю его ягодицы и зажигательно сосу. Член Вадима гораздо меньше, чем у подлого лейтенанта. Заглатываю практически стопроцентно.

Снова отстраняется:

-Открой рот. Обширнее.

Затейник! Желает созидать, как его сперма польется мне в рот.

Я обширно открываю рот и высовываю язык. Капитан с остервенением дрочит, оскалив маленькие желтые зубы. Меня и самого колотит от похоти. Руки шарят по волосатым ляжкам стоящего мужчины. Сверху раздается звучный всхлип и Вадим, сжимая мускулы животика, кончает. Белоснежная жгучая струя спермы летит мне в лицо. Остальное капитан спускает в рот. Краем глаза улавливаю, как Гера с отпавшей челюстью следит за происходящим. Я так и сижу с обширно открытым ртом. Сперма заполнила весь язык и потихоньку стекает в гортань. Этот резкий запах и вязкий, горький вкус сводят меня с разума. Мы с Вадимом не отрываясь смотрим друг дружке в глаза. Потом я медлительно закрываю рот и проглатываю кончину. Гера конвульсивно выдыхает. Да-а-а, юноша!

И здесь, как в нехорошем кино, новенькая неожиданность! Сейчас просто денек неожиданностей.

Глас Ларисы раздается совершенно рядом:

-Вадим, Вади-и-им! Где вы? Славик у вас? Мальчишки, вы почему нас покинули?

Не очень стройная нога в черном чулке возникает по ту сторону окна. Лариса уверенно лезет через перегородку. В комнате подымается одичавшая суета. Я хватаю свои тряпки и лечу в ванную. Вадим, прыгая на одной ноге, пробует попасть в брюки. У Геры снова отпадает челюсть. Нет, это не именины, это пожар в безумном доме! Закрывшись на шпингалет, прислушиваюсь к звукам из комнаты. Лариса чему-то звучно смеется.

Открываю воду и присаживаюсь на край ванны, пытаясь справиться с сердцебиением. В голове хаос. Отдышавшись, поворачиваюсь к зеркалу. Уф! Оно мне указывает вздрюченного юношу с распухшими губками и струей спермы от подбородка до бровей. Пиздец! Лезу под душ, умываюсь и длительно полощу рот. Привкус во рту все равно остается. Минут через 10 тихонько выглядываю в комнату. Лариса развалилась на диванчике, поле битвы, и, обхватив Геру за шейку, что-то шепчет. Лейтенант смеется и теребит ее за титьки. Вадим озабоченно глядит на меня. Говорю, что мне стало нехорошо, наверное перепил и "доскорого свидания" ухожу. Меня никто не останавливает.

Днем... Подлый Гера был прав. Мне было так хреново. Казалось, если я пошевелю очами меня вырвет всеми внутренностями. Полдня я пролежал пластом, мучаясь томным похмельем и воспоминанием о том, с каким огоньком капитан и лейтенант ВВС Рф отпердолили меня вчера. Но нет худа без добра. Физические мучения от неискусного употребления алкоголя заглушили духовные мучения от неумения, когда нужно, надавить на тормоза. Словом праздничек удался.

С Деньком рождения, Света!

The end.