Четвёртый рассказ Вована: «Попандопуло»

Четвёртый рассказ Вована: «Попандопуло»

После окончания школы при детдоме меня направили обучаться профессии в П/О "Молодость" - училище грустно известное в Свердловской области своими вороватыми директором и воспитателями, тащившими у сирот всё попорядку. Но рассказ мой не об этом.

В 1-ый же месяц, в один из выходных осенних дней, нас, 1-ый и 2-ой курсы, выслали в колхоз на уборку картошки. 1-ый курс убирал свою полосу, 2-ой - свою, рядом с нами. Земля свежевспаханная, грязно. И вот после часа работы, один из второкурсников (его звали кажется Саша) распрямился с хрустом и кликнул: "Попандопуло!". Мне поначалу послышалось: "Лопнуло!", я много размышлял, что все-таки у него лопнуло? Но здесь увидел здорового мальчугана, бежавшего к второкурснику. Саша гласит этому крепышу: "Попандопуло, отдых!". Тот, ни слова не говоря, становится на землю на четвереньки (типа пони) и Саша садится на него, как на лавку, отдыхать. Достаёт сигареты, закуривает, устраивается поудобнее, кладёт ногу на ногу, и всё это на виду у 2-ух курсов. Но почему-либо никто ничего не гласит, не достаточно того, подошли ещё три мальчугана и тоже сели на живую лавку - Попандопуло. Тот стоит в грязищи, в земле и не делает никаких попыток, встать. Я сообразил, что это всё уже в порядке вещей, Попандопуло - это слуга особо крутых мальчуганов училища.

Хоть он был и здоровый, но вчетвером парням было тесновато на нём посиживать, и какой-то из них - Антон пересел ему на плечи, практически на шейку, так, что голова Попандопуло оказалась у него меж толстых ляжек. Антон посиживал и лениво курил, время от времени щёлкая Попандопуло по ушам. Позже положил ляжку ему на затылок и произнес: "Ну-ка покивай мальчуганам!" Попан (так его звали коротко) начал кивать и так выходило, что он сразу качал Антона, тот стал надавливать ногой на затылок, Попану становилось всё тяжелее кивать. Тогда Антон ради прикола поставил ноги, обутые в кирзовые сапоги, ему на кисти рук и стал привставать. Попан закричал: "Больно!" Антон сел назад на шейку, позже опять встал. Попан закричал. Но здесь кликнули, что перерыв закончен, пацаны нехотя встали и разошлись по местам.

Я стал исподтишка следить за Попаном и его хозяевами, ведь мне вливаться в это училище и нужно знать "кто есть кто". Такие посиделки были фактически после каждого часа работы, ещё раза 2-3, причём даже когда сели перекусить, мужчины опять оказались на Попане, посиживали на нём и расслабленно ели. А ранее у 1-го из ребят попала земля в башмак, а когда он пошёл, то наступил на шнурок и затянул его, чуть ли не упав. Мальчуган сходу направился к Попану, выставил перед ним ногу и произнес: "Землю вытряхни!" Попандопуло поначалу пробовал развязать шнурок, но влажная верёвка рукам не поддавалась, и он был обязан встать на колени и зубами развязывать шнурок. С трудом расшнуровал, при всем этом обтёр значительную долю грязищи с башмака, снял башмак и стал вытряхать. Мальчуган, чтоб не свалиться, упёрся ногой ему в плечо. Потом Попан опять одел ему башмак и завязал прекрасным бантом, заправив концы шнурка в голенище башмак.

И всё это без всяких слов, уговоров. Причём было видно, что Попан всё делает кропотливо, если вытрясает землю, так ещё рукою в башмаке пошуршит, чтобы, всё выпало.

И ещё меня поразил тогда один эпизод: окончили работу нужно грузиться в автобус, а у мальчуганов обувь чуть ли не по колено в грязищи. Сашка входит в лужу и орет "Попан!" и тот снова, всё понимая без слов (отдрессировали его что ли так?), садиться на корточки начинает мыть Сашкины сапоги, кропотливо, приподымая его ногу, промывая липкую грязь с подошв. Потом в лужу входит последующий, потом последующий и так пока практически у 10 юношей сапоги не заблестели.

Здесь меня чёрт дёрнул, я тоже подошёл к Попандопуло, он не поднимая головы, стал мыть и мои сапоги, мне почему-либо стало и постыдно и в тоже время приятно. Никто из старшаков мне не произнес ни слова. Может утомились?

В предстоящем я нередко лицезрел Попандопуло в училище, про него видимо знали ребята со всех групп. Потому его денек начинался так:

Перед занятиями пацаны обычно кто стоит, а кто посиживает на подоконниках, дискутируют про различные вещи. И вот по коридору идёт Попан. И тот, кто его более-менее знает, орет: "Привет, Попандопуло!". А Попан в ответ подходит к крикнувшему и 2-мя руками берёт ногу за башмак либо кроссовку, и здоровается, будто бы ему подали руку. Длительно трясёт ступню и идёт далее. Некие мужчины (особо выдающиеся) после такового приветствия ему гласили что-то вроде: "Ты что меня не уважаешь?" И Попандопуло не считая потрясания ноги, ещё пару раз целовал пацанячью обувку в носок. Это доставляло всем массу неплохого настроения, присутствующие забавно смеялись и просили чмокнуть ещё раз и погромче.

Но были приколы и наименее безопасные. Однажды я стоял в туалете и курил с мальчуганами со второго курса - Сашей, Антоном и другими. И вдруг входит Попандопуло. Наша тусовка резко ожила. Поначалу Попан со всеми обходительно поздоровался - подержался у каждого за лениво поднятую, либо практически не поднятую ступню. Двум-трём мальчуганам он поцеловал кроссовки. Потом Антон поставил его на "четыре кости" у окошка и продолжили курить в цивильных критериях - сидя на "диванчике", который изображал Попандопуло. Потом Сашка вдруг спросил его: "Попан, пить хочешь?". Тот ответил "Желаю"

- А очень хочешь?

- Да, очень.

- Ну, на данный момент мы тебя попоим.

Сашка поднял юношей с Попана и подвинул его под туалетный осветительный прибор, встал ему на спину и открутил плафон. Понимаете, наверняка, такие круглые шары, объёмом около литра.

Расстегнул ширинку, достал собственный крепенький член и стал ссать прямо в плафон. Его сразу сообразили: ещё трое мальчуганов по очереди отлили в шар. Он заполнился более половины жёлтой, густой жидкостью.

- На, Попан, пей.

- Да, я что-то расхотел, Саш, не желаю больше,- ответил Попандопуло, хотя как-то вяло, видимо чисто для поддержания стиля.

- Пей, пей! Мы что напрасно тебе старались?

Попан взял плафон и не торопясь стал пить из него мочу.

- Пей до дна , пей до дна! - закричали пацаны. И под такое подбадривание Попан испил практически всё, то малое, что осталось, Сашка вылил ему на голову со словами: "Освежись!"

Видимо такая картина основательно возбудила юных е$унчиков, и они стали заставлять Попана взять у их в рот. Расстегнув ширинки, опустив джинсы до колен, они сели на подоконник и Попандопуло стал сосать у их. У 1-го сосёт, у 2-ух примыкающих подрочит. Потом всё перебежало в более серьёзную стадию, и мужчины стали по очереди кончать ему в рот.

- Ну, вот мы тебя накормили и напоили!- подвёл результат Сашка, засовывая опавший член в брюки.

Здесь прозвенел звонок, и все стали расходиться по кабинетам. Антон запрыгнул на спину Попандопуло и тот, взяв в руки его мешок с тетрадями, повёз на занятия.

Позднее я вызнал про Попана еще больше, но это в последующем рассказе.