Аленушка

Аленушка

Моя супруга, Аленка - низкая (метр шестьдесят 5) , но умопомрачительно гармонически сложенная дама. Длинноватые роскошные ноги, надлежащие образцу красы (4 просвета меж плотно составленными ножками) , верно очерченная попа, крутые ноги, узенькая талия и упругая грудь второго размера. Эти яблочки с наточенными сосками совершенно ложатся в руку, а смотрятся - просто восхитительно. На левой груди - маленькая родинка, но в декольте она как будто сигнальный флаг - "глядеть сюда и никуда больше!". Выше ее прелестной грудки - острые плечи, красивая шейка и венец всего - любимое мной лицо с утонченными формами, маленькие уши и просто большие глаза зеленоватого цвета, жемчужные зубки за чуток пухлыми, чувственными губками. Алена шатенка, но красится то в ярко-рыжий, то в белоснежный цвет. Это находится в зависимости от настроения и времени года. Но что всегда постоянно - так это прическа на ее интимном местечке. Практически безволосая от природы, ее киска доведена до такового совершенно состояния, что смотря на сверкающий лобок можно бриться. Либо ослепнуть от красы цветка, который составлен из гладких и пухлых наружных губок, немного раздвинутых малыми, тоже полными и сочными, не очень большенными но красивыми, украшенными блестящей пуговкой клитора. Эта кнопка выглядывает из-под складок плоти, как будто приглашая к для себя в гости...

Само собой, я как любящий супруг, не могу длительно глядеть на все это совершенство. Ее несравнимая киска вылизывается мною каждый денек с самого первого денька нашего с ней знакомства, что Алене даже очень нравится. Минимум раз в денек она приглашает меня на свидание со собственной кросоткой, и я признательно принимаю это приглашение. Всякий раз я задыхаюсь от ее мускусного аромата и ласкового вкуса, а к окончанию процесса - к тому же наслаждаюсь обильным потоком ее соков, выпивая все до последней капельки. Нередко после поцелуев, я предлагаю ей собственного "дружка", и когда они встречаются, то я и Алена задыхаемся от счастья. Выпустив в нее водопад собственной любви, я всегда выпиваю коктейль страсти, припадая жаждущим ртом к священному источнику. Время от времени возлюбленная просит поделиться этим нектаром, тогда и, заботливо собрав его из венериного сосуда, я припадаю к ее устам, делясь добычей. В такие деньки мы в особенности счастливы, и наигравшись, засыпаем, тесновато обнявшись под комфортным, лохматым одеялом...

Мы с Аленкой работаем неподалеку от дома. Пешком - полчаса, на автобусе - минут 5. Время от времени я встречаю ее с работы, но почаще стараюсь приходить пораньше, чтоб приготовить ужин и кровать к ее приходу. А заодно принять душ, чтоб заняться возлюбленным делом немедленно. Она прогуливается в душ прямо на работе - в их поликлинике для этого все есть условия. Медсестра она у меня. По этой же причине, другими словами принимая душ в собственном "кабинете", Елена часто приходит домой без трусиков, и зайдя в квартиру, она отчаливает прямиком в любимое кресло, маня меня пальчиком и задирая по ходу юбку. Время от времени я встречаю ее прямо у двери, опускаясь на колени и припадая языком к чуть холодной, уже увлажненной от ожидания благоуханной пизденке...

Когда Алена в первый раз пришла на час позднее, я не находил для себя места - что случилось, почему задержалась? Но успокаивал себя, может на работе чего случилось. Медицина все же... Но вот захрустел ключ в замке, и я молнией ринулся в прихожую. На пороге стояла она, моя любовь, закрывавшая дверь. Закрыла - и откинулась спиной на дощатую поверхность. Когда я подошел впритирку, она поглядела на меня через полуприкрытые веки, положила руку мне на плечо и наклонила вниз, к собственной сокровищнице. Только оказавшись в конкретной близости от нее, я сообразил - мою возлюбленную поимел другой мужчина. Вокруг щелки все было перемазано ее выделениями и чужой, нагло пахнущей морем, мутной спермой! Мое дыхание перехватило от возмущения, но ее неумолимая рука придавила меня к этому логову разврата. Чужая влага задела моей кожи, а рефлекторно выставленный язык ощутил чуток солоноватый вкус спермы. Чужой спермы! Я не знал, что делать со своим возмущением, но оно вдруг сменилось возбуждением. Мою Алечку, Аленушку, Аленку, Леночку выебли и обкончали, моим бриллиантом любовались и воспользовались! К груди подкатил необыкновенно горячий шар, и на мгновение представив, как в эту дырочку заходит чужой член, толстый и красноголовый, я накинулся на нее с таким неистовством, как будто желал съесть этот плод... Влажная и жгучая, она пульсировала под моими губками, сжимаясь и раскрываясь, и вот из женушкиной груди уже сорвался 1-ый стон, потом 2-ой, позже она вцепилась коготками в мои волосы и тихонько заскулила. Осев вдруг на подкосившихся ногах, Леночка переживала сладкую муку, то отталкивая, то прижимая мою голову. Мой же член, жесткий как гранит, тоже добивался внимания, и поднявшись над упавшей на корточки Аленушкой, я вынул его, такового огромного и упругого, и пару раз вздрочнув, облил ее жарким, снежно-белым потоком. Сперма попала на волосы и на лицо, губки и грудь, мутные капли остались на красноватом атласе ее летного платья, смотрясь как будто водянистые жемчужины. Она подняла на меня озерца собственных изумрудных глаз, и мы длительно смотрели друг на друга, верный супруг и его подгулявшая, бесстыдная супруга, орошенная спермой с обеих сторон, трахнутая и облизанная, блестящая спермой на губках и зарождающимся блядским отсветом в собственных магических очах...

С того времени она не раз приходила домой в таком состоянии. Если она не появлялась в 6, я уже знал, что ее ебет тот Другой. Это было и больно и приятно - ведь моя возлюбленная получала двойной заряд страсти и любви, ее оргазмы приумножались в два раза, а похотливая киска цвела броским красным и приманивала меня с новейшей силой. Я даже привык к этому стороннему вкусу, знал его запах и цвета, ощущал каждую ноту букета этого несравнимого коктейля из мужского и дамского соков. Часто этот гость наведывался и в попу моей возлюбленной, раскрыв в ней дорогу и для меня, и если сначала я ревновал и страдал, то сейчас радовался всякий раз, когда мой неведомый друг дарил нам с супругой минутки острой страсти. Я собирал капельки его нектара, зарываясь носом и языком в самые глубины жаркого источника, на уровне мыслей благодаря за подарок...

Через пару месяцев я уже знал, что мой потаенный друг живет в примыкающем доме. Нет, я не смотрел за возлюбленной - она сама мне поведала. Признавшись, что сначала не желала гласить, она поведала мне все детали их знакомства и встреч. Выйдя в денек первой собственной измены с работы, она решила подъехать до дома на маршрутке. Как обычно после душа, без трусиков, она не входила далековато в салон, а села у самой двери, хоть в салоне и не было никого, не считая одинокого парня в тесноватой футболке, одетой на загорелое, тренированное тело. Он с энтузиазмом рассматривал ее формы, только малость скрываемые легким платьицем, а она смотрела в окошко, предвкушая встречу с возлюбленным супругом. Уже немного нагретая своими идеями, она утратила остроту внимания, и когда выходила из маршрутки - выпрыгивая, зацепилась подолом платья за огнетушитель. Красная ткань взлетела ввысь и оказалась на уровне талии, обнажив тем нежную кожу на соблазнительных бедрах и круглой попочке. Юноша выходил следом, и посодействовал ей освободиться. Уже когда ловушка на колесах отъехала, она обернулась, чтоб поблагодарить, но заместо слов она натолкнулась на поцелуй. Юноша (его звали Денис) , заместо всяких слов, впился в ее губки и после секундного сопротивления получил ее острый вертлявый язычок, проникший в его рот, встретившись с его языком. Позже они пошли к нему домой, благо в это время его предки, с которыми он жил, были в собственном летнем дачном отпуску. Столкнувшись на поле сексапильной битвы, они длительно терзали друг дружку. Елена как будто пиявка присасывалась к его большому члену, он тигром набрасывался на бугорок ее лобка, выгрызая из нее стоны и клики. Позже они вдвоем устраивали бешенное родео, в процессе которого розовые лепестки подвергались гневным атакам его быка, кровать скрипела и вероломно ...пощелкивала во время самых энергичных номеров. А после всего этого Аленушка унесла домой все то, что осталось в ней и на ней. Она даже не задумывалась это смывать и скрывать - врать мне она не могла и не желала. Что было, то было, и она была готова принять от меня и пощечину и прощение. Как позже произнесла - если бы я избил ее за измену, то не было бы ни обиды, ни упрека. Но моя реакции ее изумила и возбудила. Во 2-ой раз она сама пришла к Денису, и войдя в квартиру, опустилась перед ним на колени, приняв его массивное орудие в собственный ласковый ротик без дискуссий и приветствий. А после всего, поведала ему о том, что у нее есть супруг и он знает об этой связи. Это разочаровало Дениса, который решил было завязать с Аленкой более тесноватые дела, но породило еще огромную, чем в 1-ый денек, пучину страсти...

... В тот денек, когда все поменялось, я посиживал дома в ожидании 6 часов. Я отрисовывал для себя картину, как моя ненаглядная девченка переступает порог поликлиники, как вышагивает по вечернему тротуару, выписывая попкой восьмерки, на которые не заглядывались только малыши и слепые, как подпрыгивают в такт ее шагам упругие грудки, увенчанные пятнышком родинки, как развеваются на ветру ее окрашенные в огнь волосы. Я представил для себя, как она через два 10-ка минут перескочит порог порока с Денисом и тот будет таранить ее плачущую дырочку своим орудием, через некое время сменив ее на другую, более тесноватую, превращая ее бутон в раскрытую, пышущую жаром расщелину с бездонным колодцем...

Я стоял у его подъезда, вглядываясь в окна подъезжающих автобусов. Вот и она, моя милая, опешила, но подошла не замедляя шага, смотря в мои обширно раскрытые глаза своими зеленоватыми искорками. Мгновение - и она сообразила мои намерения, приподнялась на носочках и прикоснулась своими губками к моим. Взяла за руку и повела наверх, к месту ужаса и разврата. Пройдя в открывшуюся дверь первой, она отошла в сторону, и я оказался лицом к лицу со своим "заместителем". Он стоял передо мной, голый и бронзовый от загара, с выкристаллизованными под кожей мускулами пресса и стояще-подрагивающим, но опадающим членом. Более 20 см в длину и 5 в поперечнике, он венчался большой конусообразной головкой, на кончике которой поблескивала капелька его смазки. Наверняка разминался перед приходом Аленки, пронеслось в моей голове. Аленушка же стояла с боковой стороны от нас, прикрыв перед этим входную дверь, готовая к хоть каким неожиданностям. Но не готовая к тому, что ее возлюбленный и любящий супруг, который из всех людей на свете лицезрел только ее одну как партнершу, что этот убежденный любитель дам вдруг присядет на корточки перед ее греховным товарищем, и посмотрев снизу ввысь на их двоих, возьмет живую игрушку в руку, а позже и в рот. Она не ждала шока в очах Дениса, который мог для себя представить все что угодно, прямо до возникновения омоновцев за плечами "обманутого" супруга, но только не к тому, что тот воспримет в рот его плоть, с каждой секундой все наращивая темп собственных стараний. Дверь так и осталась полуприкрытой, скрывая греховный театр, но не его музыку...

Не отпуская и не давая передышки, я голубил этот орган, запах и вкус которого был мне издавна знаком. Он доставал мне до гортани, вызывая брызги слез и ненадобный рефлекс, я изучил языком его венки и края головки, с трудом помещавшейся во рту. Он то как будто становился частью меня, то вылетал наружу, превращаясь в теплое и жесткое мороженое, которое я облизывал и обсасывал, его солоноватый вкус туманил сознание и возбуждал аппетит. Я ощущал, как он из полуопавшего, как будто каучукового, он ворачивается в боевое состояние, заполняя мои уста собственной твердыней, как его пульсации становятся все почаще и громче, как из груди его владельца вырываются 1-ые стоны, как тяжело дышит моя женушка, которой не доводилось ранее созидать таких представлений, я слышал как звучно захлопнулась под торопливой рукою Алены дверь, лицезрел как эта ее рука нырнула под маленькую юбку из белоснежного ситца... Но когда в рот мне стукнул мощнейший, обжигающий фонтан той спермы, которую я издавна только слизывал с киски и ножек собственной любимой, я закончил созидать и слышать что бы то ни было. Под моей рукою, разминавшей через джинсы взорвавшийся вдруг член, разливалось большущее влажное пятно, а для меня в это мгновение была только она - пульсирующая как малюсенькое сердечко, пурпуровая головка его члена, окатывавшая минутку вспять мой рот своим нектаром. Я даже не ощутил, а быстрее сообразил, что моя любовь уже посиживает рядом со мной и слизывает остатки моего пира с этого огромного хуя, ставшего сейчас уже семейным достоянием, и с моих губ, подрагивающих после напряженной работы.

Когда я пришел в себя, Алена уже стояла, и когда я поднялся, она опутала мою шейку своими нежными руками. Ее лицо, милое, нежное и любимое, стало близким - близким, и вот мы уже соединились в нескончаемом поцелуе, ни снутри ни снаружи которого уже не было ни Дениса, ни комнаты, ни страны ни мира вообщем. Были только наша любовь, нега и страсть, поглотившие нас в свои бездны без следа и остатка...

P. S. Все действия, происходившие в действительности, переданы с наибольшей точностью. Изменены только имена основных героев.